Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

План мирного урегулирования конфликта, предложенный Лигой арабских государств (ЛАГ), был принят сирийскими властями. Я не сомневаюсь, что Дамаск будет придерживаться его ключевых положений. В частности, будет осуществлен вывод армии и танков из тех городов, где происходили провокации и массовые беспорядки.

Однако этот план может не устраивать некоторых оппозиционных политиков, находящихся за рубежом. Например, на одной из пресс-конференций в Турции ее представители заявили, что операция НАТО против Сирии без их одобрения будет нелегитимной и неправомерной. Это значит, что они, по сути, приветствуют интервенцию против своей страны, но требуют, чтобы у них спросили разрешения.

В принципе наличие оппозиционного меньшинства нормально. Это является элементарным признаком демократии. Но в данном случае оппозиция, по сути, выдвигает ультиматум уже не Башару Асаду, а всему мировому сообществу.

Я убежден, что в переходный период урегулирование в Сирии возможно только под руководством Асада. Тем более что конституционная реформа действительно назрела. Не знаю ни одного другого политика в Сирии, который мог бы занять место национального лидера при поддержке большинства населения.

Россия заинтересована в нормализации обстановки в этом регионе и в успехе реформ. Это возможно только при сотрудничестве с сегодняшним официальным сирийским руководством. Наши интересы в данном регионе могут быть напрямую защищены через формирование многопартийной системы и конституционное переустройство сирийского общества.

Что сегодня касается военно-технического сотрудничества, то России не следует вносить никаких изменений в поставки вооружений. Более того, при необходимости она должна откликнуться на дополнительные запросы, связанные с защитой сирийского воздушного пространства.

Позицию России можно охарактеризовать как созидательный компромисс. Она единственно правильная. Мы не поддерживаем никого конкретно. Мы поддерживаем законность и справедливость. Поэтому если Россия будет выбрана в качестве «третейского судьи» при переговорах между Асадом и оппозицией, то для сирийского общества она станет более приемлемой, чем кандидатура, предположим, США.

Россия не будет поддерживать заявления, которые исключают участие партии «Баас» и лично президента Сирии в конституционной реформе. Поэтому деструктивной является позиция США, которые настаивают на нелегитимности Асада.

Россия уже несколько раз использовала право вето при обсуждении ангажированной Западом резолюции против Сирии. Это говорит о том, что Москва извлекла все необходимые уроки из ливийской трагедии.

Автор — председатель Российского комитета солидарности с народами Ливии и Сирии.

Комментарии
Прямой эфир