Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Зеленский заявил о необходимости более $1 трлн для восстановления Украины
Мир
В Южной Корее заявили о вхождении самолетов РФ и КНР в зону ПВО
Мир
На пляжах в Перу обнаружили тысячи умерших из-за птичьего гриппа пеликанов
Происшествия
В Лефортовском тоннеле затруднено движение из-за массового ДТП
Мир
Жителей Кривого Рога предупредили о возможных аварийных отключениях света
Мир
Колумбийский футболист Баланта умер в возрасте 22 лет
Политика
Совфед потребует от Киева прекратить любые атаки на Запорожскую АЭС
Мир
США намерены добиться укрепления позиций Украины перед переговорами с РФ
Мир
Глава МИД Швеции не смог подтвердить вступление в НАТО в 2023 году
Общество
Пожар на резервуарах с дизельным топливом в Брянской области локализован
Мир
Власти Польши намерены обязать украинских беженцев платить за жилье
Спорт
Фраппар станет первой женщиной-арбитром матча чемпионата мира по футболу

Cказки хронического битника

Новый альбом Тома Уэйтса Bad As Me далек от «хипстерской» критики и аудитории в коротких штанишках
0
Cказки хронического битника
кадр промо-видео Тома Уэйтса
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Если бы Тому Уэйтсу дали звание народного артиста за вклад в дело становления вкуса российских музыкантов, это было бы оправдано . Не обладая в большинстве случаев тем же уровнем осмысления действительности и владения словом, музыканты четко поняли главный посыл его песен.

Все они — Сукачев, Скляр, Шнуров, Новик — безоговорочно взяли от Уэйтса один из его главных принципов: «любовь к прекрасной музыке, которая порой рассказывает о чудовищных вещах». Дальше каждый  адаптирует эту любовь для своей аудитории. Пусть она в массе своей не так уж часто интересуется первоисточником.

Тем временем первоисточник выпустил новый альбом под названием Bad As Me. Слушая новую работу музыканта, чей авторитет давно не зависит ни от какой критики и публики, удивляешься многому. Умению делать то, что нравится в первую очередь самому Тому Уэйтсу. Мастерству переосмысления и изысканности в формулировке, казалось бы, давно пройденных и озвученных вещей. Чутью на людей, которые неизменно оказываются с Уэйтсом в студии. Ну и, наконец, редкому искусству стареть красиво. 

Том Уэйтс уже давно позволяет себе выпускать альбомы ровно тогда, когда ему заблагорассудится, и тратить на это ровно столько времени, сколько ему одному захочется. Предыдущий Real Gone вышел семь лет назад, но сетовать, что все это время Уэйтс вальяжно сидел на печи, было бы опрометчиво.

Все его появления, будь то киношные роли или самые неожиданные коллаборации с коллегами-музыкантами, несомненно формировали дух новой пластинки. Мятежный и романтичный, то мягкий, то резкий, лиричный и грубый, однозначно базирующийся на первобытной энергетике блюза и рока, нежели на каких-то ненужных и неважных для Уэйтса сиюминутных жанрах, веяниях и проблемах.

Начиная с первого же номера альбома — тревожного и резкого Chicago — становится ясно, что никаких поблажек и реверансов новому времени не будет. Потому что Уэйтс возвращается в полуночные кафе, где подвыпивший пианист пытается что-то втолковать паре колоритных маргиналов, пребывающих «в том же весе». Уэйтсу отрадно снова и снова рисовать привычную его сердцу картинку, не раз пережитую во времена альбомов Blue Valentine (Kiss Me, Talking At The Same).

Уэйтс может позволить себе крепко пошалить в духе Swordfishtrombones (Satisfied) и поистерить в манере Rain Dogs (Hell Broke Luce). Он не прочь приобняться с Ником Кейвом и своей Raised Right Man воскресить «кейвовские» настроения времен Do You Love Me, чтобы потом неожиданно врезать грязноватым рокабилли-номером Get Lost.

Теперь о музыкантах. Поработать с Уэйтсом почитает за честь, вероятно, любая из рок-звезд, но отбор тут значительно строже, чем в отряд космонавтов. В аккомпаниаторах уэйтсовскому пению, гитаре, банждо, пиано и табле в первую очередь родня. В соавторах неизменно жена Кэтлин Бренан, за барабанами (на этот раз безо всяких диджейских вертушек) сын Кейси.

А дальше от имен приглашенных гостей дух захватывает: бас — Фли (Red Hot Chili Peppers), джазмен Маркус Шелби и Лес Клейпул (Primus); за клавишами — ветеран Оги Майерс (Texas Tornado); на губной гармошке — блюзовый корифей Чарли Муссельвайт. За гитары отвечают: Дэвид Идальго из заслуженной группы Los Loibos,  феерический, проверенный почти во всех боях-альбомах Марк Рибо и, наконец, сам Кейт Ричардс — старый друг-роллинг, впервые отметившийся у Уэйтса еще на Rain Dogs 26 лет назад. Старина Кейт появляется сразу на трех номерах альбома (Chicago, Last Leaf и Satisfied), а на двух последних еще и вторит своему «Телекастеру», подпевая неотразимым хрипатым рыком. 

Альбом Bad As Me важен не только своей музыкальной составляющей. Слушая его, понимаешь, насколько Том Уэйтс — честный хронический битник в неизменной шляпе, потертой джинсе и стоптанных ботинках — фантастически далек от любой новомодной «хипстерской» критики и аудитории в коротких штанишках. Уэйтсу все так же «не о чем разговаривать с этими  незнакомцами», и ему все так же есть что обсудить со старыми друзьями, которые не прочь вспомнить былые времена. К счастью, таких очень немало. 

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир