Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Похоже, что все мы станем участниками очередного проекта евразийской интеграции. Пока не совсем ясно, намерена ли Москва действительно поменять провозглашенную ранее внешнеполитическую стратегию, в которой Запад был назван главным приоритетом. Удастся ли дипломатической и вообще политической элите преодолеть унаследованный с советских времен комплекс любви-ненависти к Америке и Европе? Сможет ли простой народ перешагнуть через другой комплекс — недоверия к «объедающим Россию» соседям?

Отсутствие естественных рубежей между европейской и азиатской частями материка Евразия предопределило попытки соединить их под единой властью. Когда племена сюнну устали штурмовать построенную против них Великую китайскую стену и двинулись на Запад, они не остановились на придуманной географами границе двух континентов. Получив название гуннов и чуть не захватив Рим в 451 году, азиатские кочевники выдохлись и не создали евразийское государство. Зато эту задачу выполнили в ХIII веке монголы, покорившие сначала Китай, затем страны Центральной Азии, Закавказья, разгромившие разобщенных русских князей. Нынешние Китай, Монголия, Россия, Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Туркмения и другие страны входили в состав империи Чингисхана и его потомков. Кто сто лет (Китай), а кто почти три века (Россия).

Выпавшее из рук ослабевших монголов знамя евразийской интеграции подхватили русские, которые за века сосуществования и взаимодействия усвоили гены монголов и тюрков, встроили в свою систему государственности лучшие механизмы великих империй прошлого. Среди векторов расширения Российской империи самым успешным стал восточный. Освоив Сибирь и Дальний Восток, русские преодолели Тихий океан и начали колонизацию Америки. Натолкнувшись в своем натиске на Восток на алмазную твердость пассионарной Японии, Российская империя получила тяжелую рану, пережила внутреннюю смуту и вскоре пала под ударом с Запада и еще более страшной смуты.

Но «код Чингисхана» устоял и уже под вывеской «интернационализма» позволил воссоздать мощное евразийское государство — СССР. Естественные и насильственные перемещения населения, совместная работа, учеба и защита страны уверенно вели дело к реальному возникновению единой евразийской нации под названием «новая историческая общность — советский народ».

Процесс создания «новой исторической общности» так и не завершился. Но взаимное притяжение потомков Чингисхана осталось. Недаром «хранителем огня» оказался Нурсултан Назарбаев, потомок батыров Синей орды. Еще в 1994 году он сформулировал идею создания Евразийского союза и с тех пор не мытьем, так катаньем пропихивал интеграционные и евразийские проекты — от Национального университета имени Льва Гумилева в Астане до Таможенного и Евразийского союзов. И вот наконец свой интеграционный импульс послала Москва.

Создать Евразийский союз, да еще в ускоренном темпе, к 2015 году, будет непросто. Ведь на евразийском пространстве уже реализуется несколько интеграционных проектов. Речь идет не об СНГ, ЕврАзЭСе, ОДКБ, которые не конкурируют с грядущим Евразийским союзом, а дополняют его. Взять, например, Совет сотрудничества тюркоязычных государств, саммит которого только что прошел в Алма-Ате. Его действующие участники — Казахстан, Турция, Азербайджан и Киргизия, а также пока стоящие в сторонке Туркмения и Узбекистан — контролируют огромные запасы углеводородов региона Каспийского моря и пути их доставки на мировые рынки.

Другой проект — Шанхайская организация сотрудничества, ШОС. В ней активную роль играет Китай, имеющий не меньше прав на «код Чингисхана», чем Россия или Казахстан. Ручьи китайских денег и реки потребительских товаров текут в Россию и страны Центральной Азии, создавая множество «сообщающихся сосудов». Скоро китайских денег на евразийском пространстве может стать еще больше. Не получив ожидавшихся финансовых и политических дивидендов от своих колоссальных валютных вложений в американское казначейство, Пекин лихорадочно скупает по всему миру предприятия, месторождения металлов и углеводородов, берет в аренду миллионы гектаров плодородных земель и лесов. Минувшим летом на Азиатском экономическом форуме в Боао (остров Хайнань) руководитель Китая Ху Цзиньтао выдвинул концепцию Азиатского инклюзивного экономического развития. Ее смысл состоит в том, что отстающие в своем экономическом развитии страны должны воспользоваться помощью стран-локомотивов.

Впрочем, турки или китайцы вряд ли станут вставлять палки в колеса Евразийского союза. Противодействие скорее начнется со стороны приверженцев теории «Великой шахматной доски». Выиграв партию у Советского Союза, они переходят к противостоянию с непокорным Китаем. Если Россия не станет самостоятельной фигурой, не восстановит исторические связи с родственными по крови народами Евразии, то ей придется в этой партии делать выбор между «черными» и «белыми», или этот выбор сделают за нее.

Комментарии
Прямой эфир