Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Зарубежные потрясения, подобные ливийским, не могут не повлиять на отечественную внутреннюю политику. И дело отнюдь не только в том, что после случившегося в Сирте дискуссию о целесообразности увеличения оборонзаказа можно считать закрытой.

Судьбе «справедливого правителя, до конца оставшегося со своим народом», сопереживают не только многие представители «экспертного сообщества» и обитатели Рунета, но и, что называется, бабульки на улицах. И практически всегда эти очередные проявления «всемирной отзывчивости» венчаются леденящим душу выводом: «Следующими будем мы».

Справедливость подобных опасений, мягко говоря, неочевидна. Допустим, операция «Рассвет Одиссея» затевалась не только для того, чтобы, например, устроить гуманитарную катастрофу у южных границ Европы, спровоцировать наплыв мигрантов и в конечном итоге добиться финансового и социального коллапса ЕС. Допустим, Барак Обама и вправду решил нести «бремя белого человека» во все закоулки многополярного мира. И если кто не спрятался, то есть не подстроился под западные цивилизационные стандарты, — «вашингтонский обком» не виноват.

Но Россия-то пока в состоянии снабжать ту самую западную цивилизацию не только энергоносителями, но и весьма необходимыми ей новыми смыслами. А этот «продукт» может производить только свободная страна. Иными словами, сокуровский «Золотой лев» или Григорий Перельман защищают российский суверенитет не хуже пресловутого «ядерного щита». Хорошо бы еще декорации во вновь открывшемся Большом театре не рушились. Да, сограждане, причисляющие себя к «креативному классу», меньше времени тратили на изобличение «тандема», прославление Каддафи и прочие беспроигрышные способы капитализации своей аудитории, не имеющие ничего общего с созданием чего-то долговечного...

Однако большинству соотечественников не до высоких материй. Они в ужасе от растиражированных СМИ изображений окровавленного экс-лидера Джамахирии, его же трупа в мясной лавке и прочих эпизодов бессмысленного и беспощадного ливийского бунта и, мягко говоря, недоумевают по поводу весьма сдержанной реакции собственных властей.

В разгар предвыборной кампании такой диссонанс вряд ли продуктивен. Даже если «верхи» действительно имеют веские основания не разделять пессимизм «низов». А доминирующая в Госдуме «Единая Россия» — не поддерживать предложение депутатов от оппозиционных партий о принятии специального заявления в связи с убийством Каддафи.

Вкупе с неприятной историей, приключившейся на журфаке МГУ, подобные сбои в обратной связи с электоратом рискуют для партии власти обернуться малоприятными «помехами» на ее пути к конституционному большинству в Думе следующего созыва.

В такой ситуации, пожалуй, не обойтись без извлечения какого-нибудь убийственного агитационного козыря, не на словах, а на деле демонстрирующего, что народ и партия власти по-прежнему едины.

И в этом плане нельзя не восхититься тем, насколько своевременно правоохранительные органы и высокопоставленные чиновники вновь вспомнили о Юрии Лужкове. Причем уже не слишком важно — действительно ли бывший градоначальник спровоцировал атаку излишне откровенным интервью радио «Свобода»? Или соответствующая трактовка — элемент самопиара?

Главное, что приступ народного сочувствия к убитому заграничному диктатору сменился приливом ненависти к уже не просто «утратившему доверие», а почти официально подозреваемому в «запредельной коррупции» отечественному «политическому тяжеловесу». Даром что клан Каддафи за время его правления накопил как минимум $25 млрд. А личное состояние Елены Батуриной, супруги экс-мэра, чье стремительное обогащение, собственно говоря, и является главной причиной соответствующих «коррупционных» предположений, согласно оценкам Forbes, раз в 20 меньше.

Автор этих строк, разумеется, не страдает приступами «левизны» и не предлагает оценивать степень вредоносности персонажа на основании размера приписываемых ему капиталов. Просто поражает такой парадокс — многие ухитряются одновременно и возмущаться расправой над Каддафи, и жаждать крови Лужкова. Хотя ни один суд не установил виновности ни того, ни другого.

Кстати, еще одна параллель. Бывший ливийский лидер, конечно, благодарностей от Белого дома не получал. Но западной элите позволял в своей вотчине делать многое. А сын его Сейф аль-Ислам вообще стал чуть ли не деловым партнером самих Ротшильдов. Не потому ли их российский партнер Олег Дерипаска сумел продать акции «Русала» Lybian Investment Authority? И не с этими ли странными пересечениями связана долгожданная выдача Дерипаске американской визы? В свете известных событий российский миллиардер лишился удобного и наверняка не требовавшего сверхвысоких дивидендов акционера. Зато — получил возможность более тесно общаться с наверняка потенциальными своими американскими инвесторами. Это к вопросу о том, почему «ливийская грусть» овладела рядовыми российскими гражданами в гораздо большей степени, нежели нерядовыми.

Что же касается развязки «лужковского сюжета», то она, как выяснилось в конце минувшей недели, откладывается минимум на полмесяца. Юрий Лужков намерен явиться на допрос в Следственный департамент МВД лишь 15 ноября. Остается надеяться, что, во-первых, к тому моменту не обнаружится еще каких-нибудь расхождений во взглядах избирателей и избираемых. А во-вторых, московский «свидетель № 1» все-таки предстанет перед следователями.

В противном случае до выборов останется слишком мало времени, чтобы электорат успел забыть об очередном своем разочаровании.

Автор — редактор отдела «Мнения» газеты «Известия»

Комментарии
Прямой эфир