Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Если бы у MI-5 были доказательства, Катю выслали бы из Британии уже давно»

Андрей Затуливетер, отец обвиняемой в шпионаже россиянки, — о том, почему она стала занозой для спецслужб Объединенного Королевства
0
«Если бы у MI-5 были доказательства, Катю выслали бы из Британии уже давно»
Андрей Затуливетер, отец Екатерины Затуливетер. Источник фото: bbc.co.uk
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В зале заседаний Специальной комиссии по иммиграционным апелляциям лондонского суда 28 октября пройдет последнее заседание по делу «русской шпионки» Екатерины Затуливетер. Британские власти обвиняют 26-летнюю девушку в том, что она якобы передавала полученные от местных чиновников сведения российским спецслужбам. О том, как россиянка бьется в суде с английской разведкой, рассказал «Известиям» ее отец.

«Если бы у MI-5 были доказательства, Катю выслали бы из Британии уже давно»

— Где сейчас находится Катя? Что с ней происходит?

— Она снимает квартиру в Лондоне, каждый день ходит в суд. Сейчас Катя работает на российский телеканал Russia Today. Отобранное сначала разрешение на работу ей вернули, но в Лондоне ей устроиться так и не удалось.

— Вы находитесь в России. Как часто общаетесь с дочерью?

— Последний раз мы разговаривали вчера вечером. Она позвонила и сквозь слезы сказала, что уже не выдерживает. Говорит, что на нее оказывается бешеное психологическое давление с британской стороны. Правда, за пределами здания суда ее не трогают. Но на самом процессе происходит что-то невообразимое. Обвинители кричат на нее «Вы лжете!», «Вы русская шпионка!», все время повторяют, что ей лучше во всем признаться. Да нам и самим тяжело, особенно супруге: ее на днях прооперировали. Онкология. Хотели поехать к Кате — поддержать ее, но сейчас не можем.

— Какие доказательства вины Екатерины приводят представители MI-5 (британская разведка. — «Известия»)?

— В том-то и дело, что никаких! Год назад, когда они затеяли весь этот процесс и поставили вопрос о ее депортации, надеялись на то, что девочка испугается, послушно сядет в самолет и улетит. Катя пошла на принцип и приняла вызов, а они растерялись. И теперь цепляются за каждую мелочь. К примеру, когда на одно из первых заседаний пришло много ее лондонских друзей, прокурор торжествующе указал на них пальцем и сказал: «Вы утверждаете, что не работаете на разведку, но в то же время у вас столько источников!» Не зря процесс был отложен на год. Если бы у них были доказательства, то Катю выслали бы давным-давно.

— С чего, по мнению Кати, вообще началась эта история?

— Мы с дочкой сошлись во мнении, что это просто пиар-кампания британских спецслужб. Они хотели показать, что не даром едят свой хлеб. Вдобавок таким образом агенты попытались заработать, шантажируя парламент (один из чиновников, с которыми Екатерина Затуливетер вступала в связь, — член комитета палаты общин по обороне Майк Хэнкок. — «Известия»). Катя показалась им подходящим человеком для воплощения этих планов. Но она превратилась в занозу для британской разведки.

— Британская пресса писала, что вы сами имели отношение к советской разведке.

— Это глупейшие домыслы! Я даже в армии не служил, у меня за спиной только военная кафедра.

— Вернемся к процессу. Российская сторона оказывает помощь Екатерине?

— Нет, мы не чувствуем никакой поддержки. МИД не смог даже добиться от англичан официальной позиции по поводу ареста дочери. Великая держава, а нас футболят от двери к двери!

— Как вы относитесь к признаниям Кати в интимной связи с парламентарием Майком Хэнкоком?

— Я их не слышал, а с дочкой мы это по телефону не обсуждаем. Пока она мне лично это не расскажет — никаких выводов делать не хочу. С Хэнкоком ее свел случай — она искала работу и разместила свое резюме. Потом прошла отборочный конкурс. Это стандартная процедура в Англии. Мне она лишь сообщила, что устроилась на хорошее место. Если бы не удачно найденная работа, то, может быть, она и не задержалась в Лондоне.

— Если суд оставит Катю в Англии, она по-прежнему твердо намерена жить в Лондоне?

— На самом деле уже нет такого желания. Все говорят о том, что Катя борется за возможность жить в Лондоне, но это уже не так. Ее удерживает принцип. Если она сейчас уедет, то это будет означать поражение и согласие со всеми обвинениями.

Комментарии
Прямой эфир