Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Дело пестрых», «Человек без паспорта» и «Операция Трест» — отменный и настоящий нуар»

Музыкант Василий Шумов — о своем кинопроекте, загадочном жанре нуар и советских достижениях в этой области
0
«Дело пестрых», «Человек без паспорта» и «Операция Трест»  — отменный и настоящий нуар»
Василий Шумов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В рамках Параллельной программы IV Московской биеннале современного искусства в Государственном литературном музее показывают все части фильма «Темный угол Келтона» с русскими субтитрами, а так же фото-арт с портретами персонажей. Автор проекта — лидер московской группы «Центр» Василий Шумов, несколько лет назад  вернувшийся из американской эмиграции. О свое новом амплуа он рассказал «Известиям».

— Полицейский Келтон — герой, появившийся в культовом фильме Эда Вуда «Невеста монстра» (1956). А ваш «Темный угол Келтона» — необычные приключения персонажа по имени «полицейский Келтон» в странном городском пространстве, населенном совсем уж невозможными персонажами. Словом, типичный фильм нуарc мрачной атмосферой и героями, не поддающимися разгадке. Что необходимо посмотреть тем, кто не в теме, прежде чем приняться за ваши работы?

— Я бы посоветовал три фильма Эда Вуда, где есть персонаж-полицейский по имени Келтон, чью роль исполняет актер Пол Марко. В добавление к «Невесте монстра» это — «План 9 из открытого космоса»  и «Ночь упырей». Также рекомендую фильм Тома Бартона «Эд Вуд» с Джонни Деппом в главной роли. Кстати, любопытно, что сам Пол Марко в разговорах со мной называл три фильма Эда Вуда с его участием «Трилогией Келтона».

— История вашего знакомства с Полом Марко, обитавшим в доме престарелых актеров Голливуда, сама по себе напоминает фильм в жанре нуар. Что вас поразило в его личности и работе с ним?

— Поразило, что в душе он был очень молод, хотя его тело и организм были подизношены. У него не самый простой характер в работе и общении. Возможно, из-за характера Тим Бартон и лишил Марко эпизодической роли в «Эде Вуде», так как Марко его достал разными запросами и закидонами. Он не был актером в традиционном смысле и кроме Келтона ничего больше не создал. При этом ходил по Лос-Анджелесу в форме и образе Келтона. Назовем его «актером Эда Вуда».

— Удивительно, но многие участники фильмов нуар — не самого массового жанра — отчетливо связаны с Голливудом. Например, в предыдущих частях у вас занята Шелли Мишель — дублер Джулии Робертс в «Красотке», так называемая body double.

— А голос за кадром, начиная со второй серии, — это Конрад Брукс. Он играл второго полицейского Джэмми в «Плане 9…». Во второй серии снялась Эдит Шейн, знаменитая по фото V Day в журнале Life — на параде победы в Нью Йорке в 1945 году моряк целует медсестру. Она и есть эта медсестра. Играет также итальянская актриса Чинзия Роккафорте, снимавшаяся в фильме Тинто Брасса «Почта Тинто Брасса». Задействован и культовый голливудский персонаж Скип И. Лоу. Есть здесь и белый каддилак модели 1960 года — машина, появлявшаяся в фильме «Али» с Уиллом  Смиттом. Мундир полицейского Келтона — это форма, в которой Пол Марко снимался у Эда Вуда, правда, он немного расшил брюки в талии. Снимал же я на улицах Голливуда, где в разные годы жил Эд Вуд.

— Ваши герои напоминают персонажей комиксов. В этом нет ничего уничижительного?

— Обсуждая эту сторону судьбы актеров, я всегда вспоминаю презентацию «Плана 9…» в Лос-Анджелесе. На ней актер Грегори Валкот признался, что сначала он стыдился съемок у Эда Вуда. Но в конце жизни заявил, что его самая значительная и знаменитая роль была именно в фильме этого режиссера, хотя он играл и у Спилберга, и у Иствуда. Вот такое позднее прозрение.

— Если систематизировать все части картины, что вы сделали в Лос-Анджелесе и что — уже находясь «на удалении»?

— Все законченные три части «Темного угла Келтона» сделаны в Лос-Анджелесе, и аутентичность в них полная. Сейчас начинается работа в Москве — над четвертой частью. В данное время я эксклюзивный продюсер. Но, возможно, снова вернусь к режиссуре, постановке, монтажу и другим производственным обязанностям.

— Есть ли будущее у film noir в России? И возможно ли создание подобных картин на основе российского материала? Советские детективы и шпионские фильмы 1950–1970-х годов — отличный пласт.

— Чтобы делать хороший нуар, режиссер и команда должны быть фанатами и экспертами, иначе это будет трэш. Здесь надо четко понимать разницу. Нуар — изначально артхаус. Кстати, любопытно, что стиль нуар успешно реализуется в индустрии видеоигр. Недавний релиз игры Lа Noire и его огромный коммерческий успех говорит о практической неисчерпаемости жанра и стиля. Из российских фильмов назову «Последнее дело комиссара Берлаха», «Дело пестрых», «Человек без паспорта», «Операция Трест». Все это отменный и настоящий нуар.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...