Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Надеюсь, через пару лет получится провести полноценный бал в Петербурге»

Режиссер Ханс-Иоахим Фрай — о Петре Первом, лингвистических возможностях наших лидеров и о том, чего немцу не хватает в России
0
«Надеюсь, через пару лет получится провести полноценный бал в Петербурге»
Ханс-Иохим Фрай, фото: КМТ им.Б.Покровского
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Немецкий режиссер Ханс-Иоахим Фрай, вдохновленный подвигами Петра Великого, прорубает собственное окно из Европы в Россию. 8 сентября он покажет в Музыкальном театре имени Бориса Покровского оперу «Царь и плотник» Альберта Лорцинга — о трудовой практике первого русского императора. А в середине месяца проведет масштабный оперный конкурс в Большом театре.

— Вы избрали «Царь и плотник» по любви?

— Эта опера одна из самых известных в Германии, у нас она не сходит с афиш. Лорцинг написал «Царя и плотника» за семь лет до вагнеровского «Летучего голландца», это одна из первых романтических опер. Великолепный спектакль, с ариями, способными покорять сердца, и мелодиями, которые мгновенно запоминаются.

— Чем российский император вдохновил немецкого композитора-романтика?

— Оперный Петр I ― персонаж весьма экзотический. Для европейцев той эпохи русский царь ― все равно что африканский король. Вообще история довольно комическая и к реальному Петру имеет мало отношения. Но сейчас я ставлю эту оперу в России, более того, в трехстах метрах от Красной площади, в театре, столь богатом русскими традициями. В такой обстановке я считаю необходимым представить царя как реальную историческую фигуру. Ему приходится жить в непривычной среде и иметь дело с простыми людьми, с их интригами, любовью и ревностью. До конца оперы почти никто не знает, что он царь.

— Вы ежегодно проводите балы в Дрезденской опере. В 2009-м на балу побывал Владимир Путин, и в прессе появились сообщения, что наш премьер-министр хочет провести аналогичное мероприятие в Петербурге. Какова судьба этой идеи?

— Владимир Путин спросил, могу ли я в принципе представить себе постановку такого крупного музыкально-общественного события за рубежом, например в России. Получается, он навел меня на размышления на эту тему. Надеюсь, через пару лет получится провести полноценный бал в Петербурге. Мы в Дрездене начали с большого двухчасового телевизионного шоу, популяризирующего оперную музыку. Потом пришли к полноценному торжеству. 2500 гостей присутствуют в театре и 10 000 бесплатно наблюдают за происходящим благодаря установленным на площади экранам.

— Какие впечатления остались у вас от встреч с Владимиром Путиным?

— Во-первых, меня впечатлило, что Путин фантастически говорит по-немецки. Кроме того, он очень открытый и симпатичный человек, интересующийся культурой. Когда я познакомился с ним, Дмитрий Медведев был рядом. Мне запомнилось, что он отлично говорит по-английски.

— В чем выражается патронаж российского премьер-министра, заявленный в афишах вокального конкурса, который вы проводите в Большом театре?

— Владимир Путин, можно сказать, построил мост между нами и Россией. Он помог мне установить контакты с Большим театром, и теперь я уже самостоятельно разрабатываю с руководством Большого концепцию соревнования. Этот конкурс проходит в Германии раз в два года, последний был в 2010 году. Директор Большого театра Анатолий Иксанов предложил мне: почему бы в промежуток между двумя конкурсами не провести это состязание в Москве?

— Можете ли вы назвать имя председателя жюри?

— Он сидит перед вами. Особенность этого конкурса в том, что у нас очень большое жюри. В финале ― до 30 человек. Интенданты, продюсеры, представители прессы, оперные звезды. Моя задача ― организовать их работу. У нас ясные критерии оценки, есть три наблюдателя, которые контролируют соблюдение правил. Поэтому в нашем жюри редко возникают дискуссии.

— С чем связан относительно небольшой размер денежных премий победителям?

— Размер премий ― вообще понятие относительное. У нас призовой фонд 25 тыс. евро, первая премия ― 10 тыс. Для певца не самое главное ― получит он пять или 25 тысяч. Главное, что в жюри сидит продюсер из Нью-Йорка, который курирует четырех самых известных оперных певцов в мире. Представьте, сколько нужно заплатить, чтобы прослушаться у него...

— Что вас больше всего раздражает в России и что больше всего радует?

— Я люблю русскую душу, сердечность, вашу культуру. Если говорить о дальнейшем совершенствовании, как немец, мог бы пожелать вам чуть больше дисциплины.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...