Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Все актрисы хотят, чтобы их боготворили»

На Венецианском кинофестивале состоялась премьера новой ленты Филиппа Гарреля «То лето страсти». Моника Беллуччи сыграла в ней главную роль
0
«Все актрисы хотят, чтобы их боготворили»
фото: REUTERS
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

У фильма Филиппа Гарреля «То лето страсти», показанного в конкурсе 68-го Венецианского кинофестиваля, на сегодняшний день — самые низкие оценки в рейтинге независимой прессы. Однако зрителей, штурмующих билетные кассы фестиваля, низкие оценки критиков совсем не смущают. В главной роли — итальянская дива Моника Беллуччи, а значит, фильм не безнадежен. То, как актриса смотрится в паре с Луи Гаррелем — особенно в эротических сценах, — обсуждается подробно и с удовольствием. После венецианской премьеры с Моникой Беллуччи встретилась Ольга Кузнецова.

— Моника, ваша героиня красива, талантлива и даже религиозна, у нее любящий красавец-муж. Что же заставляет ее раз за разом изменять супругу?

 — Моя героиня Анжель — как садовая орхидея: чрезвычайно хрупкая и невероятно красивая женщина. Она всегда хочет быть в центре внимания, хочет, чтобы все вокруг ее боготворили. И порой ведет себя как маленький, капризный ребенок. Не случайно она актриса: все или почти все актрисы обладают такими качествами.

 — И вы?

— Ну, пожалуй, я немного на нее похожа — я тоже капризна. Не в такой степени, конечно (смеется). Но фильм «То лето страсти» не только об Анжель. В фильме есть две супружеские пары. Наша с Луи Гаррелем — это странная смесь богемы с буржуазией. Он — известный художник, она — актриса. Они оба богаты, знамениты, но утратили способность любить друг друга в привычном, земном смысле слова. А у другой пары, представителей среднего класса, любовь осязаема, материальна, они создают семью и рожают ребенка. Я думаю, все демоны и страхи моей героини — из-за того, что она на самом деле нуждается в другой любви.

 — То есть все проблемы оттого, что люди искусства не могут жить «по-человечески»?  

 — И даже не пытаются. Я думаю, все разногласия в этой семье начались лишь потому, что ее муж больше не пишет с нее картин. И это выводит ее из себя. На самом деле он продолжает ее любить, но ей этого мало. Она хочет, чтобы ее боготворили, она хочет интриг.

 — А вашей актерской и, следовательно, богемной семье эти проблемы тоже знакомы?

 — Ну что вы, в жизни я совсем не приемлю ни ревности, ни интриг. Я много работаю, много путешествую, мне нужна определенная свобода. И наш с Венсаном (Касселем. — «Известия») брак держится на полном доверии. В этом смысле я и мой муж — абсолютно свободные люди.

Комментарии
Прямой эфир