Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Клуни и Косаковский сыграли в антиподов

Открытие 68-го Венецианского кинофестиваля стало американо-русским
0
Клуни и Косаковский сыграли в антиподов
фото: REUTERS
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В среду вечером картинами Джорджа Клуни «Мартовские иды» и российского режиссера Виктора Косаковского «Да здравствуют антиподы!» в Венеции открылся 68-й Международный кинофестиваль. Программа этого года очень сильна, наши ленты представлены в нескольких секциях, но вот фильм Косаковского — не столько российский, сколько международный проект. В его бюджет, составивший $1,5 млн, вложены немецкие, российские, японские деньги, снимался он в разных частях света, и в нем слышна разноязыкая речь.

«В России фактически невозможно делать документальное кино вне политики, ты должен быть либо за Путина, либо против него, — говорит Косаковский. — А мне в документальном кино всегда было интересно другое: показать, как устроен мир, проследить причинно-следственные связи, определяющие процесс жизни».

Уроженец Ленинграда, Виктор Косаковский громко дебютировал в документалистике в 1989-м фильмом «Лосев», много работал в России и за рубежом, собрал более 100 наград на разных международных фестивалях. Однажды в далекой аргентинской деревушке Косаковский увидел на мосту рыбака — и леску от его удочки, уходящую резко вниз. И подумал: а если продолжить эту прямую, что окажется на том конце Земли? В результате режиссер захотел снять фильм о людях, ходящих в буквальном смысле слова друг у друга по головам. Но большая часть Земли заполнена Мировым океаном, и найти «оппозиционные» друг другу куски суши оказалось нелегкой задачей. Кстати, по ходу дела режиссер выяснил, что если проткнуть Землю со стороны Кремля — упрешься именно в океан. И тот же эффект — если начинать копать туннель вниз от Белого дома в Вашингтоне.

В результате парами антиподов стали: аргентинская глушь и промышленный Шанхай, берег Байкала и чилийская Патагония, Большой Остров на Гавайях и Ботсвана, Мирафлорес в Испании и Касл Поинт в Новой Зеландии. С последней парой произошла любопытная вещь. Косаковский уже выбрал точку в Новой Зеландии и попросил ассистентов съездить на другую сторону Земли, выяснить, что там. «Ничего, — ответили они, вернувшись. — Только камни». Тогда режиссер отправился в Мирафлорес сам. И действительно увидел камни. Но гигантские. И один из них по форме удивительным образом напоминал кита, выброшенного на берег Новой Зеландии. Попытки людей помочь этому киту, а когда тот все-таки умирает, похоронить его — одна из самых пронзительных историй «Антиподов».

 «В следующей жизни я хочу быть водой», — говорит в «байкальской» новелле девочка-подросток своей матери. «Почему водой?» — спрашивает та. «Собакой — плохо. Тебя могут обижать, ты можешь быть бездомной. Кошкой плохо — тебя могут мучить. Овцой плохо — тебя зарежут…» — «А человеком?» — «Нет, я хочу быть водой». Пока идет этот разговор, на другой стороне Земли, в Патагонии, летит ястреб. Камера долго следит за его полетом: за тем, как птица то машет крыльями, то дрейфует по воздуху, то всматривается во что-то, одной ей ведомое, внизу. Эти кадры по искусству режиссера и оператора вполне сопоставимы с нашумевшими французскими «Птицами». А наблюдения за львами и слонами в Ботсване — со съемками Би-би-си. Но в отличие от авторов «Птиц» и британских «природных» телерепортажей, Косаковский все-таки в первую очередь снимает фильм о мире, населенном людьми. «Если уж говорить о политике, то единственное «политическое» послание, которое я вкладывал в «Антиподов», — это мысль о том, что люди должны любить людей, даже если они не похожи друг на друга», — сообщил он венецианской аудитории, очень благожелательно встретившей фильм.

О том, что он снял отнюдь не политическую картину, говорил и автор «Мартовских ид» Джордж Клуни. В отличие от «Антиподов», этот фильм участвует в конкурсе, и уже сейчас понятно, что он претендует на награды — актерские по крайней мере. Хотя и Клуни-режиссера уже можно судить по самому высокому счету, без скидки на то, что это для него вторая профессия.


«Кем вам больше нравится быть — актером или режиссером?» — задали ему традиционный вопрос на пресс-конференции. — «Мне очень нравится быть режиссером Клуни, который работает с актером Клуни: Джордж, ты молодец! Это было круто!»

У актера Клуни в «Мартовских идах» — роль действующего губернатора одного из штатов, который участвует в праймериз демократической партии. Время действия с точностью до года не указывается — эта история могла произойти вчера, а может случиться завтра. Клуни рассказал, что задумал фильм еще в 2007-м, но решил, что на волне воодушевления в обществе, порожденного победой Обамы, это будет неправильный ход. Нужно подождать, пока эйфория уляжется. И вот — в Америке уже опять говорят о кризисе, а в Венеции встречают «Мартовские иды».

Но неверно было бы думать, что Клуни снял разоблачающий фильм. Отнюдь. Его герой — возможно, один из самых приличных людей, нацеливавшихся в последние десятилетия на президентство. Предвыборная команда — это интеллектуалы и профессионалы высочайшего класса. Но, провозгласив публично, что в политике интересы общества превалируют над индивидуальными, никто из них в собственной жизни не умеет следовать этому принципу.

Главный герой картины — молодой, несомненно преданный делу, но амбициозный советник президента — в блистательном исполнении Райана Гослинга. Представитель штаба противника (Пол Джаматти) предлагает ему бросить губернатора и перейти работать на другую сторону баррикад. Молодой человек с возмущением отказывается, но, хотя он сам себе в этом и не признается, самолюбие его польщено. И это — не грех даже, а невинная слабость — порождает цепь событий, в результате которых каждому из губернаторской команды приходится открыть в себе новые, иногда самые неожиданные качества. В то время как самому губернатору грозит стать героем самого тривиального из всех возможных политических скандалов — сексуального.

«Это не политический фильм, — настаивает режиссер. — Это картина о вопросах морали. О том, за сколько каждый из нас готов продать свою душу». Одна из самых сильных сторон картины действительно в том, что, следя за напряженнейшей интригой, зритель будет все время примерять ситуации на себя. И кто в современной версии мартовских ид — Цезарь, а кто Брут — это, по замыслу режиссера, должен определить для себя именно зритель. «Мартовские иды» стоили $12 млн — совсем немного по голливудским меркам. И ясно, что блистательная актерская команда, собранная Клуни: Гослинг, Джаматти, Филипп Сеймур Хоффман — работала не ради высоких гонораров. Как утверждают все актеры, не только американские, сниматься у человека, который сам первоклассный актер, а еще к тому же и режиссер талантливый, — это ни с чем не сравнимое удовольствие. Этой своей радостью авторы «Мартовских ид» сумели заразить публику. И, возможно, воодушевление, охватившее венецианскую аудиторию после открытия фестиваля, продлится дольше, чем политическая эйфория последних американских выборов.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...