Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Фредерик Бегбедер: итоги «обломовизации»

Известный французский писатель представил публике новую книгу, в которой признался в любви к русской литературе
0
Фредерик Бегбедер: итоги «обломовизации»
фото: ИТАР-ТАСС
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Эпатажный французский литератор Фредерик Бегбедер только что представил на суд читателей свой новый труд — «Первый итог после апокалипсиса». В этот манифест он включил 100 книг XX века, которые, по его мнению, надо спасти от неизбежного триумфа электронных гаджетов. В него вошли произведения известных писателей — Германа Гессе, Скотта Фицджеральда, Генри Миллера, Андре Жида, Жана Кокто, Габриэля Гарсия Маркеса, Жоржа Сименона, Джерома Сэлинджера, Франсуазы Саган, а также ряд малоизвестных или забытых имен. При этом Бегбедер сознательно опустил своих любимых авторов, в числе которых — Набоков и Аполлинер. Русская литература представлена в его «скрижалях» столетия «Мастером и Маргаритой» Булгакова, пелевинской повестью-памфлетом «Generation П» и его же сборником рассказов.

«Книги — это бумажные тигры с картонными зубами, которых скоро проглотят, — утверждает Бегбедер. — Им на смену окончательно придут электронные экраны».

Все революции всегда имели целью уничтожение аристократии — не будет исключением и эта. «Гаджет-революция» будет означать смерть романа и появление новых литературных форм и жанров.

Русские, полагает Фредерик Бегбедер, подверглись со стороны Запада — по его невежеству — необоснованному остракизму. Сегодня, дескать, олигархи пьют водку, отплясывают казачок на своих виллах в Сен-Тропе и со слезами на глазах подсчитывают миллиардные убытки, которые понесли в результате последнего биржевого обвала.

Бегбедер сочинил посвященный России роман «Идеаль», чтобы сказать соотечественникам:

«Хватит болтать о русских всякую ерунду. Поезжайте и посмотрите, как они живут. Вы находитесь в плену предрассудков, оставшихся со времен холодной войны. В своей книге я как раз рассказываю о том, как чувствует себя  современная Россия, которая веселится, радуется жизни. По мнению французов, русские умеют только продавать нам икру и нефть, но мы забываем о том, что именно они создали современный роман».

«Запад думает, что русские за ним плетутся, но они как раз идут впереди нас, — подчеркивает Бегбедер. — Раньше они не верили в коммунизм, а теперь не верят в капитализм. Об этом и пишет Виктор Пелевин, который является величайшим из живущих российских писателей. И мы многому можем у него научиться». При этом Бегбедер на свой манер отвечает на извечный вопрос Раскольникова: «В капиталистическом мире мы все твари дрожащие, ибо нам надо выплачивать кредит».

Рассказывая «Известиям» о том, какие русские книги оказали на него влияние, Бегбедер называет «Обломова», тургеневскую «Первую любовь», «Преступление и наказание», чеховские рассказы, которые, по его словам, надо читать каждый день, набоковскую «Лолиту» и повесть Венедикта Ерофеева «Москва-на-водке» (под таким названием во Франции выходила повесть «Москва—Петушки»). России, подчеркнул он, можно многое простить за ее литературу.

«Прочитав «Обломова», я стал другим человеком: ушел с телевидения, из издательства и из газеты, где работал. И теперь я предпочитаю проводить время у себя дома. Словом, я «обломовизировался».

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...