Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Нет у революции начала

«Оранжевые» реваншисты напрасно ждут помощи с Запада и от Кремля. Юрий Мацарский из Киева о Дне независимости
0
Нет у революции начала
фото: LIFENEWS
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Украинские «несогласные» ждали отмечаемого 24 августа Дня независимости страны как даты начала новой революции. Уже не антикоммунистической, а новой «оранжевой» — той, что лишила бы власти в стране президента Виктора Януковича и всецело поддерживающей его Партии регионов. Оппозиция заранее призывала своих сторонников «выйти на площади и улицы тысячными толпами и напугать регионалов».

Комитет взаимной неприязни

Стартовать митинги должны были в Харькове накануне, то есть в символичную дату 23 августа — День освобождения города от фашистов, а затем прокатиться по всей стране.

— Мы собирались выйти в центр Харькова, к памятнику Шевченко с политическими лозунгами. Ожидалось присутствие нескольких сотен, а то и тысяч человек. Планировалось, что акция станет преддверием куда более масштабной, общенациональной, — говорит Валерий Дудко, официальный представитель харьковского отделения Комитета сопротивления диктатуре.

В комитет вошли почти четыре десятка партий и общественных движений, начиная от «зеленых» и сторонников интеграции в Евросоюз и заканчивая националистами. Несмотря на очевидное несовпадение политических предпочтений, всех их объединяет одно — недовольство действиями президента. 

Претензии к Януковичу как вполне конкретные — застопорившиеся пенсионная и административная реформы, продолжающиеся поборы с частного бизнеса, рост бюджетных расходов на такие второстепенные цели, как реконструкция резиденций первого лица, так и скорее эмоциональные. Одни ставят в вину Януковичу лишение званий Героев страны националистов-бандеровцев, другим кажется, что президент ущемляет права украиноязычных граждан, третьи просто недовольны им как «бывшим зэком и другом Москвы». Однако больше всего противников Януковича злит арест экс-премьера Юлии Тимошенко.

Даже для харьковских бабушек, торгующих сигаретами у метро, Тимошенко за решеткой — главная тема для разговоров вот уже несколько недель. Бабушкам «жалко Юльку», пускай и особо нежных чувств она у них не вызывает.

— А ведь эти бабушки в большинстве своем и голосовали за Януковича и Партию регионов, и все равно им кажется нечестным арест. Большой здоровый мужик накинулся на изящную даму, — объясняет мотивацию народного недовольства Валерий Дудко. — Тем более изо дня в день по всем телеканалам, по радио и в газетах талдычат о том, какая Юля нехорошая. И народ понимает: тут что-то нечисто, была бы она на самом деле нехорошая, не гнобили бы так. К тому же те же самые бабушки при Юлии Владимировне регулярно прибавки к пенсии получали. А Янукович только обещает.

Путин, заткни им глотки

Освобождение Тимошенко должно было стать одним из главных требований харьковской акции. Но не стало.

— Городская администрация не дала согласие на проведение митинга. Даже не то что не дала, у нас просто не приняли заявку, в нарушение всех действующих законов, — Валерий Дудко с неприязнью смотрит на здание Харьковской городской рады, сидя в кофейне напротив. — И мы решили отказаться от акции, не стали рисковать людьми. Ведь мы знаем, на что эти власти способны.

Способности властей Валерий и его соратники узнали 8 августа, когда попытались провести в центре Харькова неразрешенный митинг.

— Мы подали заявку, нам отказали, сославшись на то, что в это же время там будет какой-то детский праздник. Ну и согнали туда 30 детишек, не знающих, что они там делают, и 250 милиционеров.

Эти милиционеры и вступили в стычку с несогласными, которые все же попытались провести свой митинг. Серьезно никто не пострадал, но, говорит Дудко, на акции в День освобождения города — главном харьковском празднике — легко могла бы пролиться кровь. А к этому враги диктатуры пока не готовы.

— Будем ждать. Пока еще время отпусков — мертвый сезон, да и большинство людей у нас аполитичны. Но жизнь будет становиться хуже, это ясно, а значит, будет расти и число недовольных, которые рано или поздно выйдут на улицы, — торопясь закончить разговор, Валерий Дудко часто смотрит на свои часы с надписью «За Юлию». — Ну или по-другому вся эта история закончится. Надоест Путину, который сразу сказал, что никаких законов Тимошенко не нарушала, эта возня. Прилетит он к нам и заткнет те глотки, что сейчас ее хают. И тогда и отпустить ее придется и властью с ней скорее всего поделиться.

Когда прозреет Запад

Неизвестно, насколько возможным представляется вмешательство Путина самой Юлии Тимошенко, но ее муж Александр ждет совсем других заступников.

— На каждом заседании по ее делу присутствуют представители американского посольства, европейских посольств, они очень тщательно фиксируют все нарушения, связанные с ведением процесса против Юлии Владимировны, — в разговоре с чужими людьми Александр Тимошенко всегда называет супругу по имени-отчеству. — И все мировые демократии уже высказались о предвзятости процесса. Высказались мягко, дипломатично, но по мере раскрутки процесса становится все очевидней его политическая ангажированность. Юлию Владимировну как наиболее сильного оппонента Януковича хотят удалить с политического поля накануне выборов в раду в следующем году. И когда это окончательно станет очевидным западным властям, они не смогут не вмешаться. Терпеть то, что происходит сейчас с Украиной, уже невозможно.

Что именно могут предпринять на Западе, Александр Тимошенко не говорит. Но рассказывает, что жена уже строит планы на свободное будущее. Правда, делится ими с большой осторожностью.

— Я процентов на 90% уверен, что ее сокамерницы — сотрудницы спецслужб. Их прикомандировали выведать хоть что-то, чем можно было бы дискредитировать Юлию Владимировну, — говорит Тимошенко. — Поэтому она очень осторожна в словах. Дискредитировать, конечно, ее невозможно, законов она не нарушала, но извратить, в угоду власти интерпретировать ее слова спецслужбы, конечно, постараются. И тут Западу тоже стоило бы вмешаться — у них все же давние традиции независимого судопроизводства.

«Свобода» боевых действий

На самих украинцев Александр Тимошенко, похоже, надеется меньше. Стоя в киевском парке Шевченко перед началом разрешенного киевскими властями митинга оппозиции, он не проявляет никаких эмоций, даже когда ему сообщают, что на акцию пришли больше восьми тысяч человек. Большинство из них — с портретами Юлии Тимошенко, ставшей символом противостояния с властью.

Еще несколько сотен сторонников экс-премьера продолжают нести дежурство в палаточном лагере на Крещатике, глядя через натянутые транспаранты на гуляющую по поводу Дня независимости столицу. О происходящем на митинге их товарищи передают им по мобильным телефонам. Поэтому обитатели лагеря в курсе объявленной главой националистической партии «Свобода» Олегом Тягнибоком войне властям.

Вообще-то «Свобода» с тимошенковской «Батькивщиной» — конкуренты. Представители обеих партий не раз прикладывали друг друга «за соглашательство с врагами Украины» (расхожее в среде оппозиционеров название Партии регионов и Виктора Януковича. — «Известия») и прочие проступки. Но сейчас Тягнибок, по его же словам, «защищая Тимошенко, защищает страну». Поэтому и объявил в войну, в которой видит себя одним из мозговых центров.

— Мы должны разработать стратегию смены власти, найти пути отбора ее у врагов Украины. Первый шаг для этого сделан — партии объединились в комитет, теперь этот комитет должен разработать четкие дальнейшие шаги передачи власти украинцам, — кричит Тягнибок в микрофон, стоя на постаменте памятника Шевченко в хлопающей на ветру рубахе-вышиванке. — Но и улица — те, кто приходит на митинги — должна стать более радикальной. Вы видите, милиция действует все жестче, надо искать способы давать ей отпор.

Как бы проверяя слова Тягнибока, часть многотысячной толпы устремляется к Крещатику — главной улице Киева, на которой проходят основные празднества. Путь к центру перекрывают милиционеры, стоящие за металлическими щитами-загородками. Офицер в парадной форме кричит толпе:

— Проход по одному, не создавайте давки.

Но остается неуслышанным. Несколько демонстрантов кидаются на офицера и его коллег, но те, ловко увернувшись от нападающих, укрываются за щитами. Оттуда по нападающим распыляют слезоточивый газ. Стычка продолжается всего несколько секунд и заканчивается так быстро, что бойцы спецназа «Беркут» едва успевают выбраться из своих автобусов, припаркованных у места проведения митинга. Пока еще не ставшая более радикальной, улица принимает условия людей в форме. Часть из них покидает митинг, другие проходят в сторону Крещатика по одному. Не одержав физической победы, митингующие готовы довольствоваться моральной:

— Фашисты! Предатели! Изменники Родины! — сыпятся на милиционеров оскорбления. — С Януковичем вместе в Москву убежите, когда его свергнут? Мы вам устроим второй Майдан.

Но новым Майданом в воздухе, насыщенном слезоточивым газом, и не пахнет. До конца празднования власть старательно делает вид, что ничего не произошло: на Крещатике почти до полуночи идут концерт и народные гуляния, на больших экранах транслируется обращение Януковича, в котором он говорит о независимости как об «общей победе и заслуге всех украинцев». Но уже на следующее утро генпрокуратура Украины заявляет о готовности предъявить обвинения в нарушении гражданского порядка организаторам митинга.

— Потому что сами ничего не могут, — объясняет провал оппозиционеров гостиничный охранник, с которым мы курим, ожидая такси в аэропорт. — Вон, почему тот же Симон Петлюра власть взял? Да потому что ему немцы помогли. Они-то умеют воевать, а не болтать. Вот и этим нормальные помощники нужны.


Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...