Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«У того, кто ругает избирателей, нет ни малейшего шанса быть избранным»

Глава Центризбиркома Владимир Чуров рассказал «Известиям» о новых избирательных технологиях, выборах в Санкт-Петербурге и счастливых моментах в жизни
0
«У того, кто ругает избирателей, нет ни малейшего шанса быть избранным»
фото: Денис Абрамов/ИЗВЕСТИЯ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

— Со дня на день ожидается указ о назначении выборов, и с прошлой недели уже стартовала организованная ЦИК тренировка. Какие проблемы выявлены?

 — Тренировка прошла нормально. Протестирована даже работа инженерных служб, в частности имитировано отключение света и переход на резервный источник питания. Такими источниками будут оснащены все участки, где возможны перебои с электроэнергией.

— Как правило, к технической работе избиркомов бывает мало претензий. Партии обычно жалуются на досрочное голосование, «карусели», голосование по открепительным удостоверениям…

Это все басни, что досрочное голосование влияет на результат. Досрочно в РФ голосует менее 1% избирателей, когда как, например, в США — 30%. Также в последнее время не было ни одного случая доказанной организации «карусели» (когда предлагают бросить в ящик для голосования уже заполненный бюллетень, а чистый вынести из зала. — «Известия»). Чаще всего мы сталкиваемся с фальсификацией фальсификаций.

 — Фальсификацией фальсификаций?

— Да, некоторые партии придумывают фальсификации. Например. Вот я еду по дороге и вижу множество плакатов одной политической партии. Ну и что? Влияние этих плакатов — среднее. А если один-два плаката снимут и об этом прокричат все журналисты, то пиар-эффект возрастает в разы. Или еще один политик с группой политтехнологов придумали подбросить ручку с исчезающими чернилами в кабину для голосования. Представьте себе: одна ручка, одна кабинка привела к тысячам публикаций в отечественной и зарубежной прессе. После этого мы велели комиссиям раз в 15 минут проверять кабины и изымать ненадлежащие предметы.

— То, что произошло на выборах в округах Петровский и Красненькая речка, где баллотируется Валентина Матвиенко, — это политтехнологический проект?

— Поживем — увидим. Единственное, что я могу сказать: еще до того, как новая норма о формировании Совета Федерации вступила в силу, я выступал в верхней палате парламента и разъяснял новшества законодательства, например норму отложенного мандата и как ею воспользоваться.

— Но в Санкт-Петербурге основная претензия все-таки к избирательным комиссиям округов: они вовремя не ввели данные в ГАС «Выборы».

— На 13 марта у нас подобных случаев с задержкой ввода в ГАС «Выборы» было более 200. У нас проводится громадное количество муниципальных выборов: в декабре, к примеру, пройдет свыше 2,5 тыс. таких компаний. И, к сожалению, там до сих пор не всегда все делают аккуратно и вовремя. Тем более что в законе не указан срок ввода данных в ГАС «Выборы».

— А не планируете выйти с инициативой, чтобы такой срок был прописан?

— Для нас на сегодняшний момент главными являются федеральные выборы. За прошедшие четыре года мы провели более 30 тыс. кампаний разного уровня. Число выдвинутых кандидатов — полмиллиона. А 4 декабря — это не только выборы в Государственную думу, это 27 кампаний по выборам в региональные законодательные собрания.

— Получается, выборы в муниципалитетах для вас слишком мелки?

— Нет, любые выборы для нас важны. Иногда бывает очень любопытно, когда политики достаточно высокого ранга приезжают в регион, где выясняется, что сложившийся у них образ избирателя не совпадает с реальным. Они тут же начинают обижаться: на политическую систему России, на ЦИК и даже на самого избирателя. Вы знаете, я сам проходил через выборы, и знаю — нельзя обижаться на избирателя. У кандидата нет ни малейшего шанса быть избранным, если он начнет ругать избирателя. У меня был случай, когда в 1990-м году мой конкурент на выборах собрал сход жителей дома и начал с того, что обругал их за то, что они сами не убирают двор. Угадайте, какой у него был результат.

— Но разве нет у нас законодательных пробелов? Выборы в Красненькой речке показали, что есть проблемы с публикацией сообщения о выборах (блогеры и оппозиция утверждали, что эти публикации были размещены задним числом).

— А что за проблема с публикациями? Мне вот газету привезли, причем привез избиратель из округа. Да, сейчас достать ее сложно: за ней уже охотятся коллекционеры. Но я видел.

 — Вы еще обещали оснастить избирательные участки веб-камерами.

— Да, более тысячи участков будут оснащены веб-камерами. Причем на некоторых участках процесс выборов будет транслироваться онлайн. На оборудованных камерами участках никаких споров просто нет. И члены комиссий, и наблюдатели ведут себя максимально тактично. Я видел записи: мужчины при галстуках, женщины при прическах. Обращаются друг другу исключительно «монсиньор» и «миледи», «сударь» и «сударыня» (смеется).

— Какой ваш прогноз явки на нынешние выборы?

— Можно констатировать, что интерес к выборам растет. В марте средняя явка на выборы органы местного самоуправления достигла 51,5% — это выше, чем в Западной Европе. Учитывая исследования социологических служб, вполне возможно, это может конвертироваться в 70% явки избирателей 4 декабря.

 — Насколько дорого это — провести выборы? Надежны ли комплексы для обработки бюллетеней (КОИБы)?

— Бюджет затратит на выборы примерно 70 рублей на одного избирателя. Плюс то, что партии сами потратят на агитацию. КОИБ в минимальной комплектации стоят примерно 120 тыс. рублей. Оснащение участка КОИБом в максимальной комплектации (девять устройств) стоит примерно 600 тыс. рублей, а в минимальной комплектации — 120 тыс. рублей. Это добавляет к «стоимости» одного голоса примерно 30 рублей. В Бразилии, где электронными средствами оборудовано 100% избирательных участков, подведение итогов выборов занимает всего один час. Но юридическим документом является «бумажный» протокол. Когда в России будет полностью узаконена электронная форма протокола, и у нас итоги выборов будут подводиться за один час.

— А вам не обидно, что, как бы выборы ни прошли, вас будут обвинять, что подсчитали неправильно?

— Нет, это вполне ожидаемо. В моей политической жизни было три счастливых момента, которые мне запомнились. Первый — это был 1993 год, когда мне, тогда еще молодому государственному служащему и депутату, Анатолий Собчак объявил первую благодарность за работу. Это было 22 марта 1993 года. Формулировка «за четкие оперативные действия, высокую ответственность и профессиональное мастерство, проявленное при проведении мероприятий, связанных с возвращением захваченного самолета с пассажирами». Тогда я организовал возвращение на Родину пассажиров самолета, который угонщик потребовал посадить в Таллине, с которым по линии МИДа тогда было мало контактов.

Второй раз — в середине 1996 г., когда мы провожали Владимира Владимировича Путина в Москву. Тогда я подошел и спросил: а мне что делать дальше? На что мне было сказано: ты стал профессионалом в международных отношениях, работай дальше. И третий эпизод  совсем недавний — после завершения одной из встреч с Дмитрием Анатольевичем Медведевым он мне сказал: ну мы с вами юристы, мы понимаем… То есть к этому времени Дмитрий Анатольевич забыл или не придал значения тому, что у меня нет юридического образования, что я — юрист-самоучка.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...