Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

ZЭ TRAVЫ спели про солдат-«хиппанов»

Московское гаражное трио отметило годовщину начала наземных операций США во Вьетнаме
0
ZЭ TRAVЫ спели про солдат-«хиппанов»
группа Zэ travы, фото: Андрей Музыкин, Катя Киселева / KISMUZ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Лидер группы Владимир Терех — заметная фигура в неофициальной российской рок-музыке. Его активности можно позавидовать — он совмещает несколько музыкальных проектов с деятельностью издателя (на его лейбле Monotone издан, в частности, альбом перфомансиста и художника Германа Виноградова, сделавшего свою квартиру местом проведения аудиовизуальных мистерий) и промоутера. Терех организует концерты Веры Сажиной — «городской шаманки», протеже Дэвида Тибета из Current 93, легенды позднеперестроечного рока группы «Среднерусская Возвышенность» и молодых гаражных рокеров Stone Cold Boys.

Среди групп Тереха — трио «Ривущие струны» с участием сводного брата Петра Мамонова, гитариста Алексея Бортничука и барабанщика Рафката Бадретдинова, успешно «разогревшее» московский концерт самого Игги Попа. А также  существующий с 1988 года проект «Хлам», в котором играет Сергей Летов, — авангардный саксофонист, старший брат лидера «Гражданской Обороны» Егора Летова.

В новую группу Zэ Travы («неправильные» написания названий групп и песен Владимира — дань рок-традиции) входят гитаристка Екатерина Тураева и экс-барабанщик «Гражданской Обороны» Павел Перетолчин. В московском China-Town-Cafe за час с небольшим шумное и бодрое трио исполнило 27 песен, среди которых самая короткая — «Миру — мир» продолжалась меньше 10 секунд. Умение высказываться емко и хлестко — обязательно для жесткого и предельно аскетичного гаражного рока, насыщенного заводными риффами. Его и играют Zэ Travы. Тексты группы, близкие к классическим панк-хитам и рок-н-роллам, звучат нарочито примитивно, дразняще и создают ощущение легкой психоделии.

Главную премьеру вечера — обработку старинной дворово-подъездной песни «Вьетнам» — Терех посвятил 46-й годовщине крупномасштабных наземных операций США во Вьетнаме. «Не забудем хиппанов, которые были вынуждены постричь свои хаера и отправиться умирать», — заявил музыкант. Некоторые вещи наследовали другим группам Тереха. От «Ривущих струн» пришли бодрые «Какакола» и «Анархия в СССР», отсылающая к Anarchy in UK — хиту Sex Pistols. А из репертуара «Хлама» «одолжен» хулиганский и мощный «San-Franцыsko». На сцене Терех и Тураева выступают контрапунктом.

Вова — в образе сурового рокера (кожа, шляпы, агрессивная бижутерия, высокие сапоги) поет-рычит, по-панковски коверкая окончания слов. Улыбчивая Катя, одетая в светлое платье с большим бантом и белые туфли на высоких каблуках, подпевает-подкрикивает высоким «детским» голосом. Сочетание голосов Вовы и Екатерины в эпатажно композиции «Сок» дало еще большой эффект, когда на мониторах появились кадры из «Ну, погоди!», где Волк стреляет в плакат с изображением Зайца («Пейте морковный сок!»). А уже после концерта выяснилось, что одно из определений, данных Терехом своей музыке, звучит как «мультяшный хардкор». Неагрессивную сущность происходящего подчеркнули и совсем крохотные дети, радостно отплясывавшие с веселыми родителями на танцполе.

Арт-эксперименты с их незлой иронией и захватывающим драйвом — дань светлой ностальгии по временам больших звезд, хотя, конечно, это музыка не для всех. В подобные «игры» сейчас играет множество рок-музыкантов — и на Западе, и у нас, но интонацию Тереха трудно перепутать с чьей-то другой.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...