Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Вышла книга Александра Сокурова «В центре океана»

Размышления об искусстве переплетаются с рассуждениями о власти, истории и особенностях тоталитаризма
0
Вышла книга Александра Сокурова «В центре океана»
фото: Денис Абрамов/ИТАР-ТАСС
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Издание «В центре океана» на русском языке (первоначально книга появилась на итальянском) приурочено к юбилею Александра Сокурова — в минувшем июне ему исполнилось 60 лет.

Кинорежиссеры нередко берутся за перо. Из сравнительно недавних примеров можно назвать роман «В розовом» Гаса Ван Сента, философское эссе «Поймать большую рыбу» Дэвида Линча и концептуальный сборник новелл Питера Гринуэя «Золото». Книга  Сокурова, впрочем, не относится в полной мере ни к художественной литературе, ни к мемуаристике, но берет от всех жанров понемножку. Тут есть и дневниковые заметки, и сценарии фильмов («Элегия из России», «Элегия дороги», «Восточная элегия», «Александра»), и воспоминания, и даже тезисы философских лекций. Тексты датированы разными годами и поначалу производят впечатление случайно собранных — очевидной логики в выборе материала нет. Вместе с тем книга,  обладая внутренней целостностью, создает объемный образ режиссера, мыслителя и человека.

Нельзя сказать, что для людей, пристально следящих за его деятельностью, этот образ будет новым. Многие из мыслей, щедро рассыпанных по дневниковым записям и вроде бы спонтанным эссе, Сокуров неоднократно озвучивал в интервью. Здесь они сконцентрированы до формата тезисов.

«Я ведь всего-навсего режиссер. Работник кино. Не литератор, не философ — режиссер. Всего-навсего создаю атмосферу. Так, чтобы было понятно: я это видел», — пишет Сокуров. А уже на следующих страницах опровергает свое «не литератор, не философ» лекциями и литературно отточенными рассказами.

Сокуров восхищается Эйзенштейном — и тут же его критикует: «То, что он с удовольствием прыгнул в революционно-пропагандистскую повозку, это и предопределило горькую тенденциозность его развития. Он так из нее и не смог выйти».

Известный сокуровский тезис о том, что кино — искусство вторичное и находящееся пока в незрелом состоянии, появляется в книге неоднократно. И соседствует с тонкими, глубокими заметками о построении пространства в кадре, взаимодействии с оператором. Но в этой противоречивости — весь Сокуров.

Размышления о кино и искусстве переплетаются с рассуждениями о власти, истории. «Россия — страна с сильной традицией тоталитаризма сверху. Америка — страна с сильной традицией тоталитаризма снизу», — пишет режиссер. Он может об этом судить. По первому образованию историк, Сокуров был близким другом Ельцина и мог наблюдать историю страны не только «снизу», но и «сверху». Именно Ельцина он вывел (не называя, правда, его имени) в рассказе «Исторический пример», который вполне мог бы стать основой для третьего фильма Сокурова о первом президенте России (первые два — «Советская элегия» и «Пример интонации»). Но этого фильма никогда не будет. Как, наверное, и экранизации неординарного «кафкианского» рассказа «Ископаемое». Поэтому «В центре океана» можно воспринимать и как договаривание несказанного в кино.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...