Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Калягин предлагает Любимову свою площадку, Серебренников – свой фестиваль

Композитор Владимир Мартынов рассказал о планах основателя Таганки и назвал его актеров "дрессированными зайцами"
0
 Калягин предлагает Любимову свою площадку, Серебренников – свой фестиваль
фото: ИТАР-ТАСС
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Покинувший «Таганку» Юрий Любимов намерен с нового сезона приступить к активной работе. О планах режиссера и ситуации в Театре на Таганке «Известиям» рассказал один из ближайших сотрудников Юрия Любимова - композитор Владимир Мартынов.

Вы сотрудничаете с Юрием Петровичем с 1996 года. Совместно сделали 12 спектаклей. Был ли его уход для вас неожиданным?

Мне приходилось сидеть на очень многих репетициях. Я не видел более хамского отношения актеров к мастеру, чем на Таганке. К тому же у этих артистов плохая профподготовка: они не могут выполнить ни одного требования режиссера. Я знаю множество примеров того, как они мешали Любимову работать. Актер Ваня Рыжиков звонил мне и моей жене (скрипачка Татьяна Гринденко – «Известия») и просил: «Подговорите Юрия Петровича, чтобы спектакль сняли. Он неудобный, там нужно много репетировать». Речь шла об одной из лучших любимовских постановок – «Идите и остановите прогресс». Я удивлен, как долго Юрий Петрович терпел. Хорошо, что он наконец отряс этот прах со своих сандалий.

Любимов всегда считался авторитарным человеком, умеющим держать труппу в ежовых рукавицах. Почему он не сумел удержать ее сейчас?

В жизни каждого театра, как и в человеческой жизни, есть возрастной предел. Очень немногие театры доживают до 40-45 лет. МХТ фактически умер в 30-е годы ХХ века. Театры Гротовского, Пины Бауш, Боба Уилсона – где они сейчас? Но внутри национальной культуры должно оставаться уважение к лидерам великих театров. Даже если такое светило как Юрий Петрович закатывается – понятно, что сейчас он отчасти теряет энергетику, – все равно его нужно любить.

Актеры не побоялись преклонного возраста своего худрука и подтолкнули его к роковому решению. Впрочем, мы еще посмотрим, кто кого переживет: у Любимова такая антропологическая энергия, что он кажется Гулливером рядом с пигмеями-актерами. Они – зайцы, умеющие зажигать спички, и медведи, умеющие кататься на велосипеде. Они думают, что проделывают эти трюки самостоятельно. На самом же деле их выпускают и запускают обратно в определенный момент. Посмотрим, как они будут зажигать и кататься без мастера.

Если бы подобная история произошла в каком-нибудь европейском театре, кто бы победил?

В западном мире такого не могло произойти. Именно поэтому Юрий Петрович всегда боролся за контрактный театр. Почему играют только 20 процентов артистов, а платить он должен остальным 80? На тайном голосовании театр проголосовал против автономии: они готовы оставаться сталинскими рабами, лишь бы не быть рабами любимовскими.

У вас с Любимовым есть планы на будущее?

Планов у Юрия Петровича громадье, и самое удивительное, что он думает осуществить их здесь. Он настроен очень оптимистично. Калягин предлагает ему свою площадку, Серебренников – свой фестиваль «Территория» Прежде всего Любимов хочет сделать «Бесов». У меня уже лежит написанный им двухтомник этой пьесы. Он предполагает использовать там музыку из балета «Петрушка» Стравинского с живым пианистом на сцене – Александром Гиндиным. «Бесы» будут повествовать обо всей этой истории с Театром на Таганке. Нетрудно догадаться, кто будет бесами. Затем он хочет поставить «Школу жен» Мольера как настоящий барочный балет. Я всегда буду с ним сотрудничать, но сейчас трудно сказать, насколько реальны все эти планы.

Каким вы видите будущее театра при Валерии Золотухине?

Этот театр жить не будет. В режиссерском театре есть простой закон: если режиссер уходит – его театр умирает. Золотухин – всего лишь актер, и поэтому дальнейшая судьба театра  в лучшем случае может повторить печальную судьбу Содружества актеров Таганки.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...