Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Некоторые регионы думают, что можно написать письмо и мы дадим денег сколько угодно. Не дадим»

Ход подготовки к проведению чемпионата мира по футболу 2018 года «Известиям» прокомментировал министр спорта, туризма и молодежной политики Виталий Мутко
0
«Некоторые регионы думают, что можно написать письмо и мы дадим денег сколько угодно. Не дадим»
Виталий Мутко, фото: ИТАР-ТАСС
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

— 299 млрд рублей на чемпионат мира — огромные деньги. Вы указали в финансово-экономическом обосновании такую сумму в расчете на то, что Минфин и Минэкономразвития ее порежут, то есть с запасом?

— Бюджетный процесс сейчас идет, и о конкретных цифрах говорить рано. К 18 августа мы должны представить обоснование в правительство. Министерства и ведомства сейчас обсчитывают погрешности, я сам какие-то цифры там написал. Поработать еще надо с цифрами, регионы свои сметы представят.

Нужно разделять бюджет на проведение соревнований и бюджет на инвестиции в инфраструктуру. Аэропорты, вокзалы и дороги мы должны строить в любом случае, вне зависимости от чемпионата мира.

— А почему строительство стадионов в России обходится едва ли не в разы дороже, чем, к примеру, в Германии? Откуда берутся такие цифры в сметах?

— Каждый субъект федерации должен прикинуть бюджет и посчитать. Мы поддержим только треть из этих сумм. Остальное должен внести субъект федерации либо привлеченный инвестор. Я с каждым губернатором в эти дни вопросы финансирования строительства стадионов обсуждаю.

Например, в Краснодаре стадион будет строить частный инвестор, Краснодарский край и мы (то есть федеральный бюджет. — «Известия»).

А 19 августа мы введем стадион в Екатеринбурге, там останется только надстроить трибуну и поработать еще немного, чтобы стадион соответствовал нормам ФИФА для проведения чемпионатов мира.

— Строительный бюджет ряда олимпийских объектов, в частности «Розы Хутор» и «Горной карусели», оказался ощутимо превышен.

— Есть система контроля и мониторинга за сочинскими объектами. Я отвечаю только за организацию и проведение тестовых соревнований, за контроль соответствия объектов олимпийским стандартам. Cистема строительства курируется Дмитрием Николаевичем Козаком, Минрегионом и «Олимпстроем».

Еще я, например, отвечаю за подготовку объектов к Универсиаде 2013 года в Казани — там ни на копейку не превышены изначально утвержденные сметы.

— А с футбольными стадионами смету не раздуют?

— C нашей стороны — нет. Федеральный бюджет выделит определенную сумму. Если ее превысят, то за счет инвестора. Мало ли, он захочет что-то получше сделать?

Сейчас мы таким же образом финансируем строительство крытых футбольных манежей в регионах. Федеральным бюджетом выделяется 680 млн рублей и не больше. В Новосибирске решили сделать подороже — увеличили вместимость, функционал, у них смета выросла, но федеральный бюджет больше денег не даст все равно. Разницу будет покрывать инвестор.

— Чему будет равна эта определенная сумма, которую станут выделять на строительство стадионов?

— Мы посчитали реальные цены возведения спортивного сооружения экономкласса. Стоимость строительства в пересчете на одно кресло — около €5 тыс. Эта сумма умножается на вместимость арены — и получается стоимость объекта. Еще 8% от стоимости стадиона приблизительно тратится на проектно-изыскательские работы.

Вот одна треть этой суммы будет предоставлена регионам. И не больше, если мы говорим о проектно-изыскательских работах.

— А если регионы начнут просить больше?

— Мы уже много писем из регионов завернули с просьбой о дополнительном финансировании. Некоторые ведь думают, что если у нас будет чемпионат мира, то он напишет письмо и ему дадут денег сколько нужно. Нет, не дадим.

— Вы недавно отказали Валентине Матвиенко в просьбе выделить деньги на строительство стадиона для «Зенита». Федеральный бюджет вообще больше не будет финансировать петербургский объект?

Cтадион в Петербурге изначально проектировался собственником «Зенита». Сегодня ни правительство РФ, ни оргкомитет по проведению ЧМ-2018 не имеют к этому объекту отношения. Регион вместе с собственником «Зенита» выбрали топовый проект, с раздвигающейся крышей, выезжающим полем. Таких стадионов, может быть, во всем  мире один или два. И сейчас они его строят за счет бюджета Санкт-Петербурга, куда собственник стадиона перевел налоги. Наша задача, чтобы стадион соответствовал требованиям ФИФА, вот и все.

Теоретически они могут получить деньги, но на общих основаниях, как и другие регионы. То есть одну треть, исходя из расчетной стоимости стадиона экономкласса. Если в каком-то городе думают, что мы должны профинансировать им все 100%, то этого точно не будет.

— В российской заявке упомянуто 16 стадионов в 13 городах. Все ли уцелеют?

— Теоретически мы можем провести чемпионат во всех 13 городах. Но с точки зрения логистики и календаря нужно хотя бы 12 стадионов в 12 городах. 32 команды разобьются на восемь групп. И каждая группа из четырех команд будет играть на двух стадионах в двух городах, недалеко расположенных друг от друга. Допустим могут быть связки Санкт-Петербург–Калининград, Екатеринбург–Казань, Сочи–Краснодар и т. д.

— Когда закон о проведении чемпионата мира 2018 года будет принят?

— Мы хотим, чтобы он был принят до конца года. Но он очень непростой, потребует массы согласований. Надо будет вносить изменения в десятки законодательных актов. Например, у нас запрещена реклама пива на спортивных сооружениях, а у ФИФА большой спонсор пивной. Нужно этот вопрос урегулировать.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...