Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Булгария» заставила речников думать о безопасности

Команды теплоходов учатся информировать пассажиров о средствах спасения и обсуждают, что было не так на злополучном казанском судне. Выжившие члены экипажа утверждают, что действовали по инструкции
0
«Булгария» заставила речников думать о безопасности
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После крушения теплохода «Булгария» судовладельцы компании «Инфофлот», крупнейшего оператора речных круизов, спешно меняют порядок инструктажа пассажиров. Члены команды учатся наглядно объяснять туристам, как пользоваться спасательными средствами, — на манер стюардесс в самолетах.

Раньше путешественникам, отправляющимся в речной круиз, предлагалось самостоятельно ознакомиться с карточкой безопасности. В каждой каюте висел небольшой плакат, показывающий, как надевать спасательный жилет и куда бежать в случае тревоги. А пожарные учебные тревоги старались не проводить, чтобы не беспокоить туристов. Теперь все иначе.

— На наших судах мы рассказывали о технике безопасности на первом собрании с туристами, — поделился с «Известиями» председатель совета директоров «Инфофлота» Александр Соснин. — А теперь уже через 15 минут после отхода от причала все пассажиры самостоятельно надевают свои спасательные жилеты и выходят на палубу. И там члены экипажа проводят инструктаж и отвечают на вопросы. Очень важно, чтобы человек сам надел жилет, сам застегнул его, увидел где находятся сигнальная лампочка, где свисток.

Экипаж 

В первые дни после кораблекрушения появились обвинения в адрес команды «Булгарии» — члены экипажа якобы ничего не делали для спасения пассажиров. К таким выводам склоняет и статистика: из 36 членов команды выжили 25 человек, из 173 пассажиров — только 56. 

Вот мнение психолога МВД, участвующего в расследовании катастрофы (имя мы не называем по его просьбе):

— Анализ ситуации показывает, что туристы в этом рейсе были брошены на произвол судьбы. При этом сам экипаж был готов к ЧП. Все прекрасно знали о состоянии судна и психологически были готовы к возникновению на борту нештатной ситуации. Конечно, они не ожидали, что именно в этом рейсе судно окажется под водой. В таком случае никто из них не взял бы с собой своих родственников, которых на борту было немало. Но именно тот факт, что многие члены экипажа везли с собой свои семьи, сыграл немаловажную роль. В минуты опасности люди, как правило, в первую очередь заботятся о своих близких.

Профессиональная подготовка экипажа «Булгарии» вызывает сомнения: среди матросов было много стажеров. Из 36 человек команды как минимум 10 было в возрасте от 17 до 23 лет. Три из них — девушки (одна погибла, одна спасена, еще по одной пока нет данных). Еще четверым речникам из состава экипажа исполнилось 24–25 лет. В составе команды было девять женщин (пять из которых погибли или еще не найдены) и 27 мужчин (пятеро из них погибли). 

Однако выжившие члены экипажа утверждают, что действовали в соответствии с инструкциями. Радист судна Ринат Габитдинов уверяет, что, когда судно стало заваливаться на правый борт, капитан отдал команду всем перейти на левый борт. Но поскольку судно было обесточено, по громкой связи ее не озвучили.

— Экипаж спасал туристов, но у нас было мало времени, — заявил «Известиям» 17-летний Александр Лебедев, проходивший на судне практику в должности рулевого.

Практиковаться на «Булгарию» студент второго курса речного колледжа пошел не случайно. Его мать Алена на этом судне работала поваром, сестра Дарья — официанткой, а отец Сергей Лебедев — боцманом. Отца Саша похоронил 13 июля.

— Отец, в общем-то, на это судно попал случайно. Он 11 лет проработал на баржах, мать ходила вместе с ним — кашеварила. И я тоже практически все лето с малолетства был с ним, - вспоминает Александр. — Но в этом году ему устроиться на баржу не удалось. Поэтому и пошли сюда. Отец, кстати, когда в первый раз, на «Булгарии» побывал, сказал, что судно полный «капец».

Александр на «Булгарии» находился с 18 июня. По его словам, крен уже был тогда. Хотя и не такой сильный, как в тот злополучный день.

— Я находился в кубрике, потому что вахта была не моя. Дежурство нес капитан и третий помощник, а я уже засыпал, — вспоминает Саша. — Вначале судно сильно накренилось, а потом в раскрытый иллюминатор хлынула вода, звук был такой, будто у тебя под ухом переливают воду из стакана. Я кинулся к окошечку, стал его закрывать. Потом бросился  в соседнюю каюту задраить иллюминатор. Но когда увидел толщу воды, бросился на верхнюю палубу к шлюпкам.

В коридорах, рассказывает Александр, было столпотворение, пассажиры бежали вниз к каютам, а кто-то из экипажа гнал их наверх. Кто это был, точно не запомнил. Никто никаких сигналов тревоги и команд, по его словам, не отдавал.

— У меня в штатных обязанностях было записано, что я должен спускать шлюпку на воду, вот я туда и бежал, — поясняет Александр. — У меня сил все сделать быстро не хватило, на спуск шлюпки требуется 20 минут. Пришлось прыгать в воду. Когда выплыл, стал оглядываться вокруг. Увидел плот, возле него заметил маму и сестру. Поплыл к ним. Потом мы затаскивали кого-то на плоты. Потом пять плотов связали вместе, на пятом, последнем, оказалась часть команды. В общей сложности в воде мы провели почти полтора часа.

Вячеслав Колосов, устроился на судно 27 июня матросом. Он кстати, друг семьи Лебедевых. И они его порекомендовали — до этого в речниках он не был.

— Я жену еще звал в эту поездку, — машет руками он. — А она опоздала к отплытию. Бог спас!

В момент крушения он так же находился в трюме, переодевался.

— Когда вода стала заливать, я первым делом бросился закрывать окно. Но там розетки, и меня шваркнуло током. И к иллюминатору я больше не полез. Побежал на центральную палубу. Там был Сашин отец, выдавал жилеты, я тоже стал их раздавать. Он свой жилет отдал какой-то женщине. Снял и отдал. Сейчас все говорят, что команда в жилетах была. Но на мне его не было. Сергей свой отдал и еще в трюм спустился. Его и нашли там — без жилета, с рацией.

Эксперт

Капитан теплохода «Н.А. Некрасов» Алексей Быков считает обвинения команды в трусости несостоятельными.

— Мы, речники, обсуждаем гибель «Булгарии», как такое могло произойти — это нереально, уму непостижимо. Все сошлось в одной точке в одно время: крен на правый борт, поворот налево, порыв ветра, волна, обесточка и, следовательно, потеря управления судном. В результате судно перевернулось, — заключил Быков. — Если корабль затонул так быстро, за три минуты, то за столь короткое время ничего нельзя было сделать. Это очень мало для того, чтоб хоть что-то предпринять. 

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир