Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Джаз — высшее проявление музыкальности. Он не может надоесть

Саксофонист Бенни Голсон сыграет на московском фестивале в усадьбе "Царицыно"
0
Джаз — высшее проявление музыкальности. Он не может надоесть
Бенни Голсон
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вы отдали джазу более 60 лет жизни. Он вам еще не надоел?

Ни в коем случае. Джаз — это искусство, которое не может надоесть. Более того, я до сих пор учусь играть некоторые свои песни (смеется). Например, одна из моих композиций — Stablemates, построена на частых модуляциях из мажора в минор и обратно, и, поверьте, запомнить это сложно даже автору!

Думали ли вы, начиная играть на саксофоне, что станете звездой мирового уровня?

Вообще-то я начинал играть на фортепиано и, наверное, играл бы на нем до сих пор, если бы в 15 лет не услышал Арнетта Кобба, который фантастически играл на тенор-саксофоне. Много лет спустя я признался ему, что именно из-за его игры я решил стать саксофонистом. И он, к моему изумлению, прослезился. Мне вообще фантастически везло на учителей. Пианист Тэдд Демерон поддерживал мои первые композиторские опыты. Замечательный ударник Арт Блэйки научил не теряться на сцене. Начало у меня было типичным для молодого музыканта — я всем раздавал ноты своих композиций в надежде, что меня оценят, но при этом забывал, кому и что отдал.

Что вам, как музыканту, дала учеба в Говардском университете?

Откровенно говоря, когда я там учился, то слыл музыкальным бунтарем. Потому что пытался опровергать все правила музыки. А на доводы преподавателей отвечал: «Почему же так нельзя, если это хорошо звучит?». Хотя, может быть, я просто был придурком? (Смеется.)

Вы продолжаете активно гастролировать. Насколько джаз сейчас популярен?

Поразительно, но джаз любят меломаны всех возрастов. Я объясняю это просто: джаз основан на импровизации, и это делает его высшим проявлением музыкальности. Никогда нельзя услышать два одинаковых джазовых концерта одного и того же исполнителя. Проще говоря, джаз — это полная свобода творчества, которая ценится всегда.

Вы — композитор многих голливудских фильмов. Вам интересно работать по заказу?

Для меня это проверка на профессионализм: создать то, что устроит и авторов фильма, и меня. Но высшим успехом считаю картины, в которых моя музыка незаметна. Хорошее кино нельзя разделить на составные части: здесь у нас саундтрек, а вот — красивый кадр. Там все слито воедино и точно бьет в цель.

Как получилось, что вы сыграли самого себя в фильме Стивена Спилберга «Терминал»?

Моему агенту позвонил Стивен Спилберг и предложил мне эту роль. Сначала мы подумали, что это розыгрыш. А когда оказалось, что Стивен действительно хочет меня снять, я был абсолютно счастлив. Он рассказал, что с юных лет является моим фанатом и мечтал когда-нибудь пригласить меня в свой фильм.

Весь фильм герой Тома Хэнкса гоняется за вами, пытаясь взять автограф. А в жизни это реально?

Более чем. В выходные с удовольствием дам автографы всем, кто пожелает их получить.

Комментарии
Прямой эфир