Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Канн вернулся к "великому немому"

Началась та часть Каннского фестиваля, где один за другим будут следовать конкурсные показы фильмов Теренса Малика, Аки Каурисмяки, Ларса фон Триера, Педро Альмодовара, Такаши Миике. Все, что было до того, являлось прелюдией.
0
В понедельник во дворце на Круазетт появился Брэд Питт (фото: REUTERS)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Но и прелюдия - вещь приятная. Взять хотя бы премьеру французского фильма "Артист". Кстати, когда пару лет назад отборщики Московского фестиваля включили в конкурс три отечественные картины, общественность взбунтовалась: где, мол, такое видано? На этот вопрос есть определенный ответ: в Канне. В основном конкурсе здесь пять французских картин (из 20 участников), и еще одна поставлена на закрытие. Называется это протекционизмом национального кино и никого, похоже, не смущает.

Французский режиссер Мишель Хазанавичус снял немой черно-белый фильм "Артист", герой которого, звезда немого кино, оказался на сломе эпох, самонадеянно не захотел встраиваться в эру звука и поплатился за это.

1927 год. Первый красавец Голливуда Джордж Валентин не знает себе равных ни в героике, ни в мелодраме. Вместе со своим верным псом, гладкошерстным фокстерьером, обученным всем тонкостям актерской науки, с криком "Да здравствует свободная Грузия!" бежит из большевистского плена, потом шпионит у немцев, и так до бесконечности. Весть о приходе звука в кино воспринимает с высокомерным легкомыслием, не желая подгонять себя под новое стадное увлечение. И очень скоро становится ненужным ни зрителям, ни продюсерам. Слова "говорить", "разговаривать" превращаются в его кошмар, звуки приходят к нему в страшных снах, а кинематограф рубежа 20-30-х, подобно набирающему скорость локомотиву, проносится мимо.

Реальный апокалипсис, возникающий в это время в стране - крах фондовой биржи, начало Великой депрессии, - проходит где-то на дальнем плане, подобно наполеоновским войнам в романах Джейн Остин. Настоящих кинематографистов, как и юных девушек, не волнует ничего, кроме собственных проблем. Одной из главных проблем, точнее, главным раздражителем Джорджа становится старлетка Пеппи Миллер, которой он в свое время помог. Теперь она превратилась в "говорящую" кинозвезду, любимицу миллионов...

И Пеппи, и Джорджа играют французские актеры - Беренис Бежо и Жан Дюжарден. Но на экране они стопроцентные американцы: пластика и мимика голливудских звезд черно-белой эпохи передана безукоризненно. А следить за тем, как режиссер и оператор манипулируют оттенками черного и белого, тенями, границами кадра, - чистейшей воды удовольствие.

Мишель Хазанавичус изготовил изумительную вещицу, назвать которую безделушкой язык не повернется. Этот проект режиссер задумал задолго до тотального наступления эпохи 3D, но сейчас, когда даже Бертолуччи объявляет в Канне о своем решении снимать в новом формате, фильм выглядит исключительно актуально. И ведь речь здесь не только о кинематографе. Вопрос шире: где та граница, за которой верность своему "я", нежелание плыть по течению переходит из разряда достоинств в область идиотизма? Что важнее - принципы или способность человека меняться? И можно ли их совместить?

После премьеры "Артиста" именно эти вопросы активно обсуждались на знаменитых каннских вечеринках, две из которых устраивали русские. Одна была посвящена созданию Российско-китайского фонда, другая - учреждению Российско-французской киноакадемии. Президентом ее стал Павел Лунгин, а на каннскую церемонию оглашения намерений новой организации приехал министр культуры Фредерик Миттеран.

Но если о кооперации российских и французских продюсеров речь шла давно, то разворот в сторону Китая - вещь для нашего кино совершенно новая. Недаром на церемонию презентации фонда, которая при поддержке RWS прошла в Российском павильоне, набилось столько народа, что не протолкнуться. Идея проста. Китай - один из самых активно развивающихся рынков, и новый фонд поможет российским кинематографистам его освоить. На это выделяется по 50 миллионов долларов в год, они вкладываются и в съемки (желательно, хотя и не обязательно, чтобы китайская тематика в картинах присутствовала), и в продвижение.

В Китае каждый день открывается по два кинотеатра - темпы не только для России, но и для Европы фантастические. Всего там сейчас 6800 экранов. Несмотря на относительно дорогие билеты - по 6-8 долларов, залы заполнены. Идут в основном китайские фильмы, поскольку на зарубежные введена жесткая квота: не более 15-16 иностранных, преимущественно голливудских, картин в год. Но в эту систему реально встроиться. Если в российском проекте треть структуры (актеры, оператор, услуги и пр.) составляет "китайский элемент", то фильм выходит из-под действия закона о квотах и путь на рынок Поднебесной ему открыт.

Китай - не единственное направление копродукции, которое обсуждалось в Российском павильоне. На форуме копродукции, проведенном с участием стратегического партнера Российского павильона - Сбербанка, говорили и о более привычных для нас путях сотрудничества - с Европой и Америкой. Было представлено девять проектов, причем реакция на некоторые из них наступила незамедлительно. Например, как рассказала "Известиям" продюсер проекта "Все ушли" Екатерина Филиппова (режиссер фильма - Георгий Параджанов, племянник Сергея Параджанова), сразу после демонстрации нарезки из фильма к ней подошли представители чешской студии Barrandov и предложили вложиться услугами по постпродакшну.

Но, как выяснилось, не только отечественные продюсеры ищут зарубежных партнеров. Начался и обратный процесс. Несколько проектов в нашем павильоне представили американцы и, поскольку действие будущих фильмов должно происходить в России, предложили нашим продюсерам принять в них участие. Один из таких проектов - "Metro Dog" с Ван Даммом в главной роли. Это удивительная, причем основанная на реальных фактах история приключений пса, живущего в московской подземке. Ван Дамм играет не собаку, естественно, а обретенного ею хозяина. Почему до такого сюжета не додумались российские продюсеры, непонятно. Наверное, потому, что они давно уже не ездят в метро.

Брэд Питт рассказал о "Древе жизни"

"Вы - одна из четырех-пяти главных в мире кинозвезд. Но никогда не снимаетесь в проектах, подобных "Миссия невыполнима", а исключительно в фильмах, где художественное начало преобладает над коммерческим. Почему?" - спросили Брэда Питта в Канне, куда он приехал представлять "Древо жизни" Теренса Малика. Гала-премьера состоялась на фестивале вчера вечером. "Эй! Не трогайте "Миссию", вполне возможно, я там еще окажусь!" - воскликнул Питт.

"А если серьезно, - добавил он, - я тут вспоминал, какие у меня любимые фильмы за последние десять лет. Не обязательно те, в которых я снимался, а просто - любимые. Среди них действительно не оказалось ни одного блокбастера. Это фильмы либо больших философских вопросов, либо с большим чувством юмора - почти комедии". Добавим, что картины, в которых Питт снялся в последние три года - "Перед прочтением сжечь" братьев Коэн и "Бесславные ублюдки" Квентина Тарантино, - счастливо сочетают в себе оба эти начала.

Фильм братьев Коэн показывали в Венеции, где ведущей церемоний открытия и закрытия была Ксения Раппопорт. Это она вытащила Питта на сцену, чтобы, против всяких протокольных правил, вручить ему актерскую награду фестиваля - кубок Вольпи, который он не успел получить годом раньше. С "Ублюдками" Питт приезжал в Канн в позапрошлом году, причем тогда не выглядел главной звездой: в присутствии Тарантино душой компании всегда будет Тарантино. С "Древом жизни" все получилось иначе.

Партнер Питта по фильму Шон Пенн не приехал, поскольку сильно занят. Режиссер не пришел на пресс-конференцию, потому что очень стеснительный. И Питт, весь в белом, с длинными, зачесанными назад волосами, что странным образом делало его похожим на молодого Леонардо Ди Каприо, отдувался за товарищей. Он рассказал, что работа на "Древе жизни" и общение с Маликом (в отличие от Пенна, он работает с этим режиссером впервые) оказали влияние на его характер.

Малик - человек, который умеет радоваться каждому моменту существования, прислушиваться к тому, что жизнь ему подсказывает, и идти за ней. От актеров своего фильма-притчи он требовал того же: не следовать вплотную за сценарием, а улавливать "флюиды бытия". В результате никто твердо не знал, что будет происходить на следующий день. С утра режиссер раздавал актерам листочки с исправлениями и добавлениями к сценарию - и все начиналось сначала. При этом Малик известен как один из самых дисциплинированных в мире режиссеров. Что не в последнюю очередь повлияло на решение Питта стать одним из сопродюсеров картины. Так что на каннскую премьеру он в сопровождении Анджелины Джоли приехал не только как исполнитель главной роли одного из фильмов-фаворитов конкурса, но и как глава компании Plan B Entertainment, этот фильм продюсировавшей.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...