Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Горький парк

В 00 часов 28 апреля начался новый этап в истории ЦПКиО им. Горького. Под руководством директора парка Сергея Капкова 11 коммунальных служб города Москвы проводят в парке тотальную зачистку. К 8 мая планируется завершить первый этап благоустройства - в парке положат новый асфальт и настелют газоны. Москвичи не узнают парк.
0
За трое суток в парке Горького будут снесены кафе, палатки, карусели, рестораны, веранды и тиры (фото: Екатерина Штукина/"Известия")
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

"Я у Голицынского пруда, мы тут его чистим", - говорит Сергей Капков в телефонную трубку и машет рукой с другого берега. По водной глади плавают лодки с рабочими "Мосводостока" - они вылавливают тину из пруда длиннозубыми граблями.

В парке - грандиозный субботник. Правительство Москвы выделило Капкову в порядке шефской помощи спецтехнику и сотрудников 11 своих коммунальных служб. И теперь они с остервенением крушат весь этот шанхай, историческое наследие 90-х - самодельные рестораны, незаконные карусели, картинг, тиры формата "выиграй розового зайчика". По аллеям величественно разъезжают мусоровозы гигантского размера, бульдозер грызет стены ресторана, ревет спецтехника, рабочие разбирают заборы, металлоконструкции, деревянные настилы, палатки. Здесь очень весело.

"Посмотрите, тут было кафе с бассейном. Такое дешевое кафе окупалось за сезон. Бассейн они забетонировали. А здесь должны быть цветы! Мне его теперь только бульдозером разрушать", - говорит Капков и указывает на бетонную яму, выкрашенную в голубенькое, на дне которой валяются две поверженные пивные бутылки. Ходить по стройплощадке, в которую превратился парк, в компании его директора - истинное наслаждение. Останавливаясь возле каждой кучи мусора, которая еще недавно была рестораном или веселой каруселью, Сергей Капков говорит удовлетворенно: "И это незаконное строение мы сносим. На основании документов!". И разве что не потирает руки.

Обесточенная карусель слышит наш разговор.

"На этой карусели я каталась", - говорю я директору, утаивая, правда, что дело было в сознательном возрасте и даже в день рождения. Но никакой сентиментальности по отношению к аттракциону в нем не нахожу. "Снесем! Карусель на главной аллее стоит. Здесь 105 аттракционов, а при советской власти было их 15".

- А это комната ужасов? - спрашиваю я, когда мы проходим мимо зловещего замка с бойницами.

- Нет, это кафе "Медвежонок", а сейчас там офисы. Москомимущество будет разрывать договора: там незаконная перепланировка, самострой - к кафе незаконно пристроили гараж. А вот там - еще один пример. По документам - кафе "Факел", а на деле - "Чайхана".

- Номер 1, - добавляю я, обозначая, что и здесь я сиживала.

- Именно. Видите подъезд к "Чайхане"? Они по старинным голицынским дорожкам из красного кирпича завозили продукты! А дорожки пешеходные были, в XVIII веке никто не рассчитывал на такой трафик. Теперь дорожки уничтожены, - рассказывает Капков и резюмирует: - Уберем!

Мы идем к набережной. Директор указывает на очередную свою жертву. "Пивной ресторан с капитальными туалетами! А должна быть аллея. Архитекторы задумывали, что по ней вы выходите к набережной. А вместо этого мы утыкаемся в пивной ресторан. У нас 43 объекта самостроя по всей территории сада. Здесь все незаконное!", - радуется Капков.

Я вижу знакомую летнюю сцену - на ней я девочкой выступала перед отдыхающими парка культуры, пела в хоре. Соты навеса проржавели, зрительских скамеек нет, сцена печальна.

- Это большое массовое поле, которое использовалось для концертов. Но бывшие арендаторы сделали здесь стоянку. Вот это - самая длинная набережная Москвы, пешеходная, так называемая Пушкинская. Основана в 1932 году. Она идет от Центрального входа до Воробьевых гор. Раньше здесь машины ездили. Вот следы лежачего полицейского, - указывает Сергей Капков на дырочки в асфальте. - Сейчас мы перекрыли въезд, и вы можете гулять. И из-за угла не вырулит какой-нибудь джигит. Парк - закрытая территория внутри города, где можно отдохнуть от шума и суеты города. А раньше здесь из каждого кафе музыка, из каждой палатки - "Радио-Шансон", из каждого аттракциона - крики.

В этом месте директора Капкова настигает женщина, по виду - бухгалтер. "Я еще что-то должен подписать?" - говорит тот и подписывает бумажку, пристроив ее на гранитный парапет.

- Видите, там большой причал, еще Сталиным построенный. Ступени двойную функцию несут - и причал, и амфитеатр, где можно смотреть водные представления. Но даже корабли не могут пристать, потому что все заставлено аттракционами. К лету их не будет.

Причал упирается в космический корабль "Буран", который гниет в парке Горького уже который год.

- "Буран" тоже улетит?

- Он не наш. Пусть его собственник забирает. Здесь же смысл в чем? Здесь такая хитрая набережная - если аттракционы убрать, вы отсюда Кремль увидите.

Капков видит Кремль уже сейчас: "Вот наша территория - от Крымского моста до Третьего транспортного, включая Нескучный сад. Задумано грамотно было".

По водной глади Голицынского пруда плавают две лодки с рабочими "Мосводостока". Рабочие соорудили бредень из сетки и досок и вылавливают тину, оптимизировав процесс. Четверо гребут в лодках, десять человек в куртках с надписью "Мосводосток" наблюдают с берега. "Идите к нам в лодку, позагораем!" - кричит самый бойкий из гребцов. Я машу ему рукой. Огромный мусоровоз продирается сквозь ворота парка. Хорошо.

Деньги на культуру и отдых

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...