Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

70 лиц Мика Джаггера

В московском Мультимедиа Арт Музее открылась экспозиция "Мик Джаггер. Фотоальбом". Каждому зрителю дается 70 попыток вглядеться в фактурное лицо фронтмена "Роллинг Стоунз" и доказать себе, что это не маска.
0
Мик Джаггер — благодатная модель для фотографов (фото: Глеб Щелкунов/«Известия»)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Кураторы выставки собрали на небольшом пространстве семь десятков холодно и ровно подсвеченных фотопортретов Мика. Сделанных в разные годы как знаменитыми фотопрофи, вроде Сесила Битона и Антона Корбайна, так и мастерами других искусств: Энди Уорхолом, Карлом Лагерфельдом, Брайаном Адамсом. Также кураторы заявили: "Если бы рок-н-ролл был человеком, то этим человеком наверняка бы стал Мик Джаггер". И решили, что отобранные портреты вокалиста "Роллинг Стоунз" позволяют "проследить историю творческого пути рок-звезды". Однако оба утверждения после ознакомления с фотоальбомом не кажутся важными и точными.

О рок-н-ролле на этой выставке вспоминаешь в последнюю очередь. Он не слишком заботит авторов фотографий. Пристально наводя объектив на Джаггера, они используют специфическую внешность музыканта как благодатную модель и почти не касаются его сценической истории. Из главного "роллинга" с одинаковой убедительностью вылепливаются: строгая немолодая леди на званом ужине, театральный актер мольеровских времен, тусовочный парень панковской эпохи, слегка безумный пастор (снимок сделан Робертом Уайтекером в 1970-м на съемках фильма "Нед Келли") и даже... леопард (фотофантазия Альберта Уотсона). Вариативность джаггеровских ликов забавна, каждый кадр годится для обложки или постера претенциозного глянцевого журнала, но в целостный рассказ экспозиция не складывается. Правда, общий знаменатель представленных работ постепенно нащупывается.

В какой-то момент понимаешь, что в портретах чего-то недостает. Оказывается - выразительного взгляда Джаггера. Ладно, там, где рыцарь Мик (это звание в 2003-м пожаловала рокеру королева Елизавета II) запечатлен с бутылкой виски или пива. Человек в себе - и ступайте к черту! Но вот постановочный кадр Жан-Мари Перье (1973): Джаггер позирует, сидя на стуле, словно придворный художник рисует его портрет, но взгляд певца направлен куда-то вбок. А вот фото Энни Лейбовиц (1980) - Мик с голым торсом, вскинутыми руками, окладистой бородой, ему уже под 40. Такой типаж прямо для экранизаций романов Достоевского, но судьбы, мудрости, драмы в глазах будущего рыцаря по-прежнему нет. И так от портрета к портрету. Лицо Джаггера, в котором губы и зубы - в 1992 году Мик вставил себе в один из зубов бриллиант, что зафиксировало фото Брайана Айриса - победили все, оборачивается маской рок-н-ролла, его запоминающимся лого, вроде алого "роллинговского" языка. Но не подлинным лицом конкретного человека.

Господь одарил Джаггера такой конституцией и живучестью, что все адепты здорового образа жизни вправе от отчаяния утопиться в Темзе. На выставке с издевательской наглядностью подчеркивается то, что в принципе давно известно: годы, алкоголь, наркотики, случайные связи, сотни адреналиновых шоу этого парня не берут. Джаггер 1960-х почти не отличим от Джаггера 1990-х, да и 2000-х тоже. Сей факт - еще один контрапункт экспозиции.

Впрочем, в последнее время 67-летний Мик вроде как стал задумываться о некой умеренности в желаниях и поступках. Возможно, возрастная рефлексия и созерцательность его все же настигли. На фото Марка Селиджера 2005 года стоящий у кирпичной стены Джаггер по-прежнему в молодецкой футболке без рукавов, но лицо в траншеях морщин. И взор устремлен куда-то поверх всех - в неизвестность. В "позднем" Мике появляется определенная драматургичность - не драматизм, но не звучавшая ранее нота. Проверим по следующим его портретам.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...