Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Хоть трава не расти

Первостроители Волжского хотят спасти Волго-Ахтубинскую пойму
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Тема обводнения природных комплексов Волго-Ахтубинской поймы стала на днях предметом обсуждения на заседании бассейнового совета Нижневолжского бассейнового округа   в Казани. Участники совещания не зря забили  тревогу: регулярные маловодные паводки угрожают существованию уникального природного уголка в Волгоградской области, который лишается и лесов, и рыбных запасов. Судьбой Волго-Ахтубинской поймы озаботились и ветераны-первостроители Волжского, которые еще помнят, какими богатствами недавно обладал этот оазис.

Проблема, впрочем, каждый год одна и та же: как соблюсти интересы  и гидроэнергетиков, устанавливающих оптимальные режимы работы водохранилищ Волжско-Камского каскада, и жителей области, заинтересованных в сохранении Волго-Ахтубинской поймы? Ведь при сохранении низких объемов сбрасываемой воды ерики и речки вновь наполнятся водой лишь наполовину, а это значит, что леса будут снова высыхать, а рыба – погибать. Сколько воды оставить тому или иному региону и на какой срок, будет решено буквально на днях на заседании медведомственной оперативной группы. Так что еще есть время для того, чтобы вдохнуть в пойму новую жизнь…

О том, что Волго-Ахтубинская пойма – уникальный уголок природы, известно во всем мире. Уникальная флора и фауна, благодатные условия для нерестилища рыб, заливные луга… от всего этого в ближайшем будущем может остаться только степь. Дело в том, что пойма высыхает. Уже много лет подряд почва здесь не видит достаточного для жизни количества влаги. Об этой проблеме сегодня много говорят и те, кто ездит в пойму отдыхать, и те, кто живет на ее территории, и те, кто просто наслышан о критической ситуации. Но одно дело – обсуждать, и совсем другое – бить во все колокола, как делают это первостроители Волжского.

Многие из них – труженики с большим стажем и огромным жизненным опытом. Некоторые имеют непосредственное отношение к энергетике. И каждый из них понимает проблему поймы изнутри.

-  То, что сейчас происходит с поймой, я считаю, косвенно выгодно энергетикам. Дело в том, что сброс воды, которая обводняет пойму, производит Волжская ГЭС. В то время  как вода проходит через турбины, происходит выработка электроэнергии, которая идет на продажу. Так вот, чтобы больше продать, особенно в зимний период, Волжская ГЭС отступает от графиков попуска воды. Именно это и становится причиной той экологической катастрофы, на пороге которой сегодня находится Волго-Ахтубинская пойма, -  рассказывают первостроители Юрий  Заболотников, Дмитрий  Валяев и Александр  Рожнов.

В подтверждение своих слов собеседники корреспондента "Известий" демонстрируют документ 1983 года. Это "Основные правила использования водных ресурсов Волгоградского водохранилища", разработанные  научно-исследовательским институтом "Гидропроект" на основании проекта Волгоградского гидроузла (ВГУ). Причем правила основываются на   25-летнем  опыте эксплуатации ВГУ и 149-летнего наблюдения и анализа гидрологических процессов в вершине дельты Волги. Следуя этим правилам, ГЭС зимой должна вырабатывать значительно меньше электроэнергии, чем сейчас.

 Первостроители утверждают, что зимой сбрасывается воды намного больше, чем прописано в правилах. Вероятно, именно от этого во время половодья живительной влаги  в водохранилище на нужды поймы  попросту не хватает. Вода, конечно, заходит в ерики и озера, но в недостаточном количестве, чтобы напоить всю Волго-Ахтубинскую пойму. Кроме того, весенний попуск, согласно правилам, должен длиться не менее двух недель с расходом 27-28 тысяч кубических метров в секунду. На практике он гораздо короче, а воды сбрасывается намного меньше, чем требуется. Из-за этого почва влагой не пропитывается, не заполняются колодцы местных жителей.

На основании чего у энергетиков появилась возможность нарушать описанные правила? Дело в том, что с 1 января 2000 года введены в действие "Методические указания по составлению правил использования водных ресурсов водохранилищ, гидроузлов электростанций", разработанные по заказу Минтопэнерго и РАО ЕЭС, которые однозначно утверждают приоритет гидроэнергетики в ущерб интересам  рыбопромысловых, сельскохозяйственных водопользователей и населения, проживающего в зоне Волжско-Камского каскада.

Ситуация в пойме ухудшается уже второе десятилетие. Правда, в первые годы катастрофические последствия для широкой общественности были незаметны. Должно было пройти время. И вот сейчас картина во всех красках предстает перед нашими глазами. Там, где раньше плескалась вода, сегодня стоят коттеджи. Там, где раньше протекали ерики, сейчас – разве что сухой камыш. Погибают деревья, птиц, которые во время перелетов останавливались здесь на отдых, розовых фламинго  например, здесь больше не встретишь. Рыба потеряла комфортные условия для нереста. Вкупе это  реальная экологическая катастрофа. Резкое обострение ситуации произошло в 2006 году. Тогда крайне низкий и непродолжительный паводок, а максимальный сброс был равен 18 тысячам   кубометров в секунду и длился всего 3 дня вместо 14, позволил зайти воде, а вместе с ней и рыбе на нерест только в основные ерики. Площадь нерестилищ в том году составила всего 12% от средних многолетних показателей, а эффективность нереста в озерах была близка к нулю. Кроме того, вода затопила не более 30% территории поймы.
 
Первостроители, которые сейчас борются за сохранение поймы,  – это те люди, которые помнят, какова была здесь обстановка во времена, когда попуск был максимально приближен к естественным условиям, то есть соответствовал правилам, описанным выше. Собственно, и все ГЭС в Союзе строились именно с тем условием, что окружающая среда от работы станций не пострадает. Поэтому пенсионеры и не оставляют в покое различные министерства и ведомства. Они уже обращались к  председателю Совета Федерации Сергею Миронову с просьбой разобраться в проблеме. Но ожидаемой конкретной помощи не последовало. Совсем недавно первостроители предприняли еще одну попытку достучаться до властей. Они обратились к руководителю Федерального агентства водных ресурсов Марине Селиверстовой. Результатов пока нет. Да и повлиять на ситуацию, вероятно, может только непосредственное руководство государства.

Ждать, пока "наверху" обратят внимание на проблему поймы,  можно очень долго, а искать выход необходимо уже сегодня. Свой вариант решения предлагает заместитель председателя Волжской городской думы Лев Кириченко.

-  Предотвратить экологическую катастрофу в пойме можно с помощью увеличения водности Ахтубы, -  считает депутат и бывший мэр Волжского. - Нельзя решить проблемы ВАП только посредством заполнения ее территории паводковыми водами, необходима постоянная подпитка поймы. Поэтому на настоящий момент реально решить проблему водности поймы, подавая воду в русло Ахтубы не через существующий канал, а специальным водоводом в "затон", бывший исток Ахтубы, непосредственно из верхнего бьефа Волгоградского водохранилища.

По словам Льва Михайловича, даже из этого водовода можно было бы извлекать выгоду: намечалось строительство малой ГЭС мощностью 50 МВт в низовой плотине Волжской ГЭС, у левого берега водохранилища, в черте Волжского. Потенциальные потребители вырабатываемой малой ГЭС электроэнергии – поблизости. Ими могут быть, к примеру, предприятия Волжского, а также городская инфраструктура. Лев Кириченко особенно подчеркивает: это тот редкий случай, когда решение экологической проблемы позволяет создать экономически выгодный проект.

Однако пока эти идеи живут только на бумаге. Дело в том, что в 2001 году заместитель министра Минэкономразвития РФ Ю. Белецкий в своем ответе на обращение администрации Волжского о выделении средств на такое строительство  рекомендовал "финансирование проектирования и сооружения малой ГЭС осуществить за счет местного бюджета, акционерного капитала и привлекаемых средств заинтересованных организаций". И вроде все хорошо, да только затраты оцениваются экспертами в сумму около 4 миллиардов рублей.

Найдутся ли инвесторы на спасение поймы, неизвестно. Зато очевидно, что убытки, которые мы уже несем  и которые нам еще предстоит понести, гораздо серьезнее, чем нам кажется. По словам первостроителей, пойму еще можно спасти, но при условии, что правила сброса, принятые  в 1983 году, будут выполняться. И уже сегодня нужно принять какое-то решение, причем  на государственном уровне, чтобы наши потомки могли собственными глазами увидеть, что такое тень от ветвистого дуба  и рыба, плещущаяся в реке…

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...