Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Анна в "Квадрате"

5 апреля в Москве в восьмой раз вручат премии в области операторского искусства "Белый квадрат". Накануне церемонии обозреватель "Известий" Лариса Юсипова встретилась с одним из учредителей премии - Анной Михалковой.
0
Анна Михалкова утверждает, что организаторы «Белого квадрата» никогда не влияют на выбор победителей (фото: ИТАР–ТАСС)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

известия: Меня давно занимает такой вопрос. Россия традиционно считается логоцентричной страной. Для нас слово и смысл важнее изображения. Почему так получилось, что сейчас в русском кино могут быть претензии ко всему, кроме операторской школы?

анна михалкова: Действительно интересный вопрос. Во-первых, операторы - единственный цех, который сохранился в полном объеме: и по качеству преподавания во ВГИКе, и как школа в более широком смысле. Они лишены зависти друг к другу, соперничества. Воспринимают победы каждого как свои. Такой удивительный рыцарский орден. Единственный цех, который не погряз в выяснениях отношений, а занимался делом. Плюс к тому оператор - профессия технологичная. Она требует специфических знаний, которые у тебя либо есть, либо нет. Режиссер может сделать вид, что он режиссер, и не быть им. У операторов все на виду.

и: Идея премии "Белый квадрат" была целиком вашей?

михалкова: Нет, ко мне обратились Гильдия операторов вместе с "Кодаком". У них изначально была идея сделать небольшую премию, совсем камерную - просто отмечать работы друг друга. Но мы попытались вывести это за рамки узкого круга, сделать так, чтобы премия стала резонансной.

и: Вы стремитесь открывать новые имена? Возьмем прошлый сезон. Там были две крупные работы - "Обитаемый остров" и "Стиляги". Их операторы - Максим Осадчий и Роман Васьянов, насколько я помню, номинировались и на "Золотого орла", и на "Нику", и на "Белый квадрат". Но у вас победила "Одна война" Веры Глаголевой, которую снял оператор Руслан Герасименков. Для вас важно, что вы акцентировали внимание на человеке, которого иначе, быть может, и не заметили бы?

михалкова: Конечно. Но мы прекрасно осознаем, что все это, по большому счету, лотерея. Выбор картины-победителя - это результат совокупности обстоятельств: вкуса, преференций, случая, как бы жюри ни пыталось быть объективным. На мой взгляд, попасть в пятерку финалистов - уже победа.

и: В этом году в финале наверняка окажутся два оператора - лауреаты крупных международных фестивалей: Павел Костомаров с "Как я провел этим летом" и Михаил Кричман с "Овсянками"...

михалкова: Нет, "Овсянки" в финал не вышли. В итоговом списке "Край", "Как я провел этим летом", "Кандагар", "Брестская крепость". Последние два фильма снимал один и тот же оператор - Владимир Башта. Еще туда попали "Утомленные солнцем-2. Предстояние", работа оператора Владислава Опельянца. Но при голосовании этот фильм рассматриваться не будет, поскольку продюсеры и режиссер считают, что судить можно только о дилогии в целом.

и: Ближайшая премьера у вас как у актрисы - "Утомленные солнцем-2. Цитадель"?

михалкова: Да, но у меня там совсем небольшая роль.

и: Тем не менее те мои знакомые, которые фильм - в отличие от вас - уже видели, начинают пересказывать его именно с вашего эпизода.

михалкова: Дело в том, что этот эпизод - вполне законченная история. Маленькая новелла. Потому, наверное, его и выделяют.

и: И "Предстояние", и "Брестская крепость", к которой критика отнеслась более благосклонно, не собрали большого количества зрителей. Почему люди не хотят смотреть фильмы про войну?

михалкова: Мне кажется, сейчас люди вообще не хотят смотреть фильмы, на которых надо переживать. И я их за это не осуждаю. Если я иду в кино с семьей, с детьми, мне тоже хочется развлечься, отдохнуть, сожрать попкорн, запить кока-колой. Потом вместе с залом выйти счастливыми - потому что все понятно, шутки хорошие. А людей, подготовленных к зрелищам другого рода, осталось очень мало. И они в основном в кинотеатры не ходят - скачивают с торрентов.

и: Но в мире все-таки другая ситуация. Все главные оскаровские фильмы во главе с "Король говорит!" очень хорошо прошли.

михалкова: У нас бы, я думаю, такой фильм, как "Король говорит!", провалился. Мне он очень нравится. Замечательное патриотическое кино.

и: Вы сейчас произнесли "патриотическое кино" с большим пиететом. Вы в папу в этом смысле?

михалкова: Дело не в том - в папу или не в папу. Просто наступает зрелость, и приходит понимание, что многие вещи, ранее казавшиеся пафосными, на самом деле существенны. Хотя, конечно, очень тонкая грань между тем, что является настоящим патриотизмом, и что нет.

и: Возвращаясь к "Утомленным". Мне кажется, там прозвучала совершенно новая мысль о войне как возмездии. Страна дошла до той точки, когда что-то уже не могло не "рвануть". Было ли это для вас важным?

михалкова: Для меня там другая вещь важна. Где Бог во время войны. И еще шире - в любых ситуациях, связанных с человеческими страданиями и лишениями. В "Утомленных" вопрос о том, что происходит, почему происходит именно так, как люди продолжают жить среди смерти и что такое бессмертие, - вот это важно.

и: Где был Бог, когда случилось то, что случилось в Японии?

михалкова: Это очень тонкие вещи. Но я согласна с отцом в том смысле, что общество потребления не желает остановиться и посмотреть, что происходит вокруг.

и: Но то, как ведут себя японцы в этой ситуации, по-моему, пример для всего мира.

михалкова: Действительно, поразительная нация. Без истерики, достойно встретить такую трагедию. Конечно, это пример всему миру. Хотя на чужих примерах никто не учится.

и: В "Цитадели" вы играете вместе с вашей сестрой Надей, в комическом эпизоде из картины "Без мужчин" - тоже. Вы ею довольны как актрисой?

михалкова: Нет, конечно! (Смеется.) Я довольна ею как человеком и ее отношением к профессии. Но понимаю, что ей предстоит еще набирать. И думаю, что наши актерские судьбы будут в чем-то похожи. У меня тоже шел долгий процесс набирания - не то что опыта кинематографического, а познания себя, своих возможностей. И я вижу, что у Нади очень хорошая перспектива. Надеюсь, что у нее будет насыщенная, интересная творческая жизнь, в которой актерская профессия - лишь одна из составляющих.

и: Вы к актерской профессии именно так относитесь?

михалкова: Да. Иначе можно просто сойти с ума, хвататься за любые роли, бояться старости, бояться быть забытой - и тогда все акценты смещаются.

и: Вы не единственная большая российская актриса, которую кино сейчас явно недоиспользует. Но у Чулпан Хаматовой и Ксении Раппопорт при этом есть параллельная реальность в виде театра и работы за границей. Почему вы не двигаетесь в этом направлении, не ищете запасные аэродромы?

михалкова: С театром мой роман даже не начинался. И намека не было. Может, в силу того, что я заканчивала ВГИК и знала, что для театра я совершенно не подготовлена. Никакой одержимости идеей Голливуда у меня тоже нет, потому что я не испытываю иллюзий по поводу людей извне - даже хорошо говорящих по-английски. Это все равно ограниченное амплуа. Кроме того, должны быть силы, энергия, амбиции. Дело не в том, что я не ощущаю в себе этих сил, - просто не вижу смысла. Я уже не в том возрасте, чтобы быть готовой бросить семью, детей, обязательства. Стучаться в закрытую дверь я не буду.

и: Насколько я понимаю, Ксения Раппопорт никуда не стучалась. Просто решила сходить на пробы к Джузеппе Торнаторе - хотя бы для того, чтобы просто взглянуть на большого режиссера.

михалкова: Она молодец. Конечно, если бы в моей жизни случилось нечто подобное, с шансом такой замечательной работы я поступила бы так же.

и: В вашей кинопродюсерской деятельности сейчас перерыв?

михалкова: Мы готовим несколько проектов, чтобы подавать их на господдержку. Один из сценариев написал мой приятель Миша Шевчук. Про женщину, которая ждет мужа, пропавшего без вести, а потом появляется молодой человек и говорит, что он ее муж. Я бы очень хотела там сыграть... А перерыв возник в силу кризиса. Не люблю обнадеживать, когда не уверена, что смогу выполнить обязательства. Конечно, мы все время приглядываемся. Смотрим, читаем огромное количество сценариев. Но новых имен пока не открыли.

и: Вы часто говорили о своей продюсерской деятельности, что это скорее стремление помочь кому-то раскрыть себя. Нет желания перейти в другую профессиональную лигу и заняться настоящим продюсированием?

михалкова: Есть. В тот период жизни меня интересовало исключительно авторское кино с его сложными конструкциями, а сейчас хочется чего-то простого, внятного. Это не означает чистый мейнстрим или блокбастер, но простые формы сейчас для меня очень важны.

и: Вы одна из немногих, кто мог бы стать примирителем в кинематографическом сообществе. К вам обращаются с такими призывами?

михалкова: Во-первых, пока не обращались, во-вторых, у меня нет таких амбиций. Я не люблю конфликты. Мне неинтересно выяснять, кто первый кого обидел, кто прав, кто нет. Мне кажется, что сейчас и держаться за прошлые конструкции, и пытаться резко модернизировать Союз кинематографистов в равной степени не будет решением проблемы.

и: У вас есть обида на то, что многие ваши друзья вступили в Киносоюз, который воспринимается как альтернатива СК под руководством Михалкова?

михалкова: Обиды нет. Но я, к сожалению, понимаю, что это в первую очередь объединение "против". Все упирается в личное отношение. К тому же кино - это такая сфера, где все индивидуалисты. Лебедь, рак и щука. А намерения из серии "мы хотим, чтобы старикам жилось хорошо" должны подкрепляться чем-то реальным, ежедневной работой.

и: Вы высказывали председателю Киносоюза и вашему хорошему товарищу Борису Хлебникову эти скептические соображения?

михалкова: Конечно, нет. Зачем его огорчать? Он и так нервничает, когда его при мне спрашивают "Как дела в Киносоюзе?". Объединяться можно как угодно и с кем угодно. Главное, чтобы это не превращалось в травлю одних другими.

Комментарии
Прямой эфир