Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Архитектурой в Красноярске так никто и не занялся

Строительство в исторических районах Красноярска - для нашего города больная тема. При этом мало кто из участников многочисленных дискуссий склонен идти на компромисс. Одни - категорически против сноса "исторических кварталов". Другие - столь же однозначно за обновление города. Но дальше споров пока дело не идет
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В прошлом году, обсуждая проблемы развития Красноярской агломерации губернатор края Лев Кузнецов "дал отмашку" на публичное обсуждение градостроительных решений, особенно если они связаны с реконструкцией исторического центра города. Однако воплотить эту инициативу на практике пока не удается.

Ведущие красноярские архитекторы не раз говорили о том, что и в Европе, и в некоторых регионах нашей страны обсуждение архитектурных проектов "всем миром" - давно в порядке вещей.

Специалисты вырабатывают консолидированную точку зрения по тому или иному проекту, затем представляют его на суд общественности, а уж потом подключают к процессу власть и потенциальных исполнителей - застройщиков.

По существу говоря, ставят перед фактом. Теоретически во всех без исключения российских городах должно происходить то же самое: для того и действуют градостроительные советы при местных администрациях. Однако на деле этот орган чаще всего существует лишь формально. Да и по закону его решения носят не обязательный, а рекомендательный характер.

- Сегодня архитектура никому не нужна, - говорит Алексей Мякота, директор проектной мастерской „АДМ“. - И чиновники, и строители стремятся в первую очередь к экономическим результатам, и лишь потом думают о качестве. У нас принято спохватываться, когда непрофессиональный проект уже реализован. А первоначального заказа на хорошую архитектуру нет. При этом заказчики сами не знают, чем им руководствоваться, на что ориентироваться. Потому что заказ на архитектуру должно делать общество, а этого не происходит. В Италии, к примеру, уже для пятилетних детей проводят специальные занятия - в доступной форме учат анализировать архитектурные произведения. А у нас люди не понимают среду, в которой живут. И прежде всего потому, что не существует модели диалога между специалистами, обществом и властью.

Как, наверное, помнят многие, первые общественные слушания по той же Николаевке прошли на противоположном от микрорайона конце города, и кто в них участвовал - до сих пор остается загадкой (см. "Николаевка: сносить нельзя оставить").

Второй раз обсуждение состоялось "ближе к делу", и большинство его участников высказалось против сноса. Однако то, насколько их мнение оказалось учтено в дальнейшем, - далеко не самый занимательный в этой истории вопрос.

Гораздо интереснее, а что же, собственно, вообще они обсуждали?

- Генерального плана застройки Николаевки на сегодняшний день не существует, - говорит Юрий Суздалев, руководитель ООО „Творческая мастерская Суздалева Ю.Н.“. - По Покровке он есть, другое дело, что не выполняется. А по Николаевке - ничего! При этом строительство там уже ведется. На свободных участках строятся высотки, рядом отсыпается дорога, и в итоге жители соседних частных домов из собственных дворов выбраться не могут.

Ну а если так, если строительство ведется стихийно, может быть, тем более есть все основания пойти навстречу николаевским жителям, которые упорно не хотят "сноситься"?

- Нам давно нужно менять общий подход к градостроительству, - считает Юрий Суздалев. - Сегодня мы живем по принципам 60-х гг. прошлого века, предписывающим стирать границу между городом и деревней. Ну, стерли. В итоге и город у нас не вполне город, и деревня - не деревня. А между тем они должны развиваться по разным законам.

В городе, к примеру, должна быть чрезвычайно высокая плотность застройки, и особенно в центральной, исторической, его части. Земля сейчас дорогая, при этом расширять границы Красноярска уже некуда - значит, нам надо строить не десяти-, а 24-этажки. И если бы в свое время были сформулированы грамотные решения по высокой этажности - наш город сегодня выглядел бы по-другому…

Но помимо экономических и градостроительных аспектов существуют еще и человеческие. Если у одного человека джакузи в квартире, а у другого туалет на улице, они по определению по-разному будут относиться к действительности. И это может привести к самым непредсказуемым социальным последствиям. Это же Достоевский!.. Посмотрите на чудовищную застройку Копыловского моста. По бокам - высотные дома, а посреди оживленной магистрали - крохотный островок с деревянными бараками и уличными туалетами…

Ну нет у нас понимания того, что если в генплане обозначены какие-то концептуальные вещи, то уходить от них нельзя. И необходимо пытаться цивилизованно объяснять людям, что четвертый мост через Енисей, без которого город давно задыхается, не может петлять между николаевскими огородами".

- Если и производить какие-то мероприятия по изменению исторического центра - они должны быть максимально публично обсуждены, должны вписываться в архитектурную логику города, - заявлял губернатор. Кроме того, в его докладе был поставлен вопрос об инвентаризации памятников архитектурного наследия, а самое главное - о выработке четкого определения того, что же это, собственно, вообще такое. Пока такового определения, увы, не существует.

Проблема сохранения исторического центра, по словам главного архитектора Красноярского края Константина Шумова, и сложнее, и масштабнее, нежели просто "строить или не строить", "сносить или не сносить". Вряд ли многие об этом знают, однако до последнего времени судьба исторической части города вообще находилась в подвешенном состоянии.

Стоит ли говорить о том, что на тридцать лет город не замер в ожидании принятия законов. Да и против памятников, которые теперь все бросились охранять (причем, как сейчас выясняется, до сих пор толком не определившись, что же это такое), время изрядно поработало...

...Как, впрочем, и против самих архитекторов. Весной 2009 г. в отношении Константина Шумова было возбуждено дело по ч. 1 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полно¬мочий). За то, что в марте 2002 г. он дал разрешение на перемещение (даже не на снос!) "объекта исторического наследия", в результате чего тот был разрушен.

Тот факт, что авторитетные эксперты признали дом скорее руинами, чем архитектурным памятником, правоохранительные органы не остановил. Дело получило огласку в СМИ… Теперь вот предлагается, наконец, разобраться, а что вообще в этой жизни памятник, а что - нет.

В качестве примера удачной реконструкции исторического района Юрий Суздалев приводит архитектурное решение Стрелки. В середине 70-х там была, попросту говоря, свалка. И деревянные развалюхи. Тогдашний руководитель края Федирко, рассказывает Юрий Николаевич, поставил архитекторам задачу - создать на этом месте современ¬ный микрорайон.

Кстати, именно из-за отсутствия комплексного, ансамблевого подхода к застройке лопнула идея, заданная генпланом 90-х гг. - создать на Взлетке и в Северном новый административный центр. Эти микрорайоны застроены настолько хаотично и бессис¬темно, что впору говорить не о новом центре, а о создании там более-менее гуманных условий для проживания… Но при этом за руины в старом центре у нас принято вставать горой.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...