Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Дело не только в дураках

"Надоели дураки на экране" - этой фразой, ставшей почти афоризмом, начиналась рецензия Анатолия Аграновского на недавно вышедший фильм Михаила Ромма "Девять дней одного года". Называлась она бесхитростно, но точно - "Девять умных дней" (6 марта).
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Собственно, это была не рецензия, а продолжение размышлений о жизни, которыми жили герои фильма, удивительно достоверно сыгранные великолепными актерами Баталовым, Смоктуновским Плотниковым, Лавровой. Фильм, писал Аграновский, "истинно демократичен. Потому что не примитивен, а умен, не прост, а глубок". И отмечал, как ему справедливо показалось, главное: "Сама мысль, живая, незащищенная, словно бы вот сейчас рожденная, становится содержанием фильма, не только идейным, но словесным его содержанием".

Авторы киноромана не случайно погрузили его героев в научную среду (фон фильма - будни ученых-атомщиков), ведь именно наука во все времена оставалась сферой жарких споров, ристалищем идей и мыслей, драматическим, а нередко и трагическим.

Рецензия Аграновского стала самым заметным журналистским событием недели, потому что в основном "Известия" были заполнены официозом. Печатались послания нашего лидера Н.С. Хрущева руководителям ведущих стран в связи с его же предложением о начале переговоров по вопросам разоружения в Комитете 18 государств с участием в них государственных деятелей самого высокого уровня. У лидеров США, Великобритании и Франции (Джона Кеннеди, Гарри Макмиллана, Шарля де Голля) этот призыв не нашел поддержки, они ратовали за последовательное обсуждение проблемы - сначала на уровне министров иностранных дел. Хрущев настаивал на форсаже...

В эти же дни проходил пленум ЦК КПСС, посвященный коренным преобразованиям в сельском хозяйстве страны. Доклад на нем Хрущева занял семь газетных полос. К одному из его разделов мы вернемся. Но прежде хотелось бы отметить два очерка из Бразилии, разбавивших политес недели.

Их автор, тогдашний, еще всесильный главный редактор "Известий" Алексей Аджубей побывал с официальным визитом в далекой латиноамериканской стране и блеснул в газете не только редакторским, но и журналистским мастерством, что в силу его занятости случалось, к сожалению, не часто. Один из очерков назывался - "150 тысяч пассажиров в одном самолете". Уже интригующе. Речь шла о строительстве новой столицы страны - Бразилиа, рассчитанной на 150 тысяч жителей. По замыслу архитектора Оскара Нимейера город с высоты напоминал самолет: в "фюзеляже" - административные и другие общественные здания, в "крыльях" - удаленные от центра и шумных улиц жилые кварталы...

Теперь спустимся на землю, в буквальном смысле. В упомянутом докладе Хрущева был большой раздел - "Несостоятельность травопольной системы земледелия В.Р. Вильямса". Подверглось критике учение, на котором, как констатировал докладчик, фактически были воспитаны все наши агрономы. Борьба за травополье еще до войны (Вильямс умер в 1939 году) была яростной: его главного оппонента академика Николая Тулайкова объявили врагом народа и расстреляли в 1938 году. Это к вопросу о ристалище идей в науке. Лишь через несколько десятков лет, уже после смерти Хрущева, аграрник-практик Терентий Мальцев, поначалу исповедовавший учение Вильямса, на полях своего хозяйства показал его изъяны и недочеты...

И еще одна публикация в газете натолкнула на мысль об околонаучных дискуссиях. В статье "Тернистый путь" (28 февраля) академика АМН СССР Андрея Снежневского шла речь о борьбе с самым тяжелым психическим недугом - шизофренией, "королевой психиатрии", как охарактеризовал ее автор. "Без употребления разнообразных психотропных средств лечение больных невозможно", - утверждал он, и это звучало убедительно, подтверждалось практикой. До поры до времени.

Разрабатывая теорию "вялотекущей шизофрении", Снежневский расширил репрессивный диапазон лечения. С его благословения психиатрия стала активно использоваться как оружие в борьбе с инакомыслием. При участии академика роковой диагноз был поставлен, в частности, знаменитым отечественным диссидентам - Жоресу Медведеву, Петру Григоренко, Леониду Плющу, Владимиру Буковскому... Впоследствии независимые эксперты признали их здоровыми. Сам Снежневский откровенно сформулировал свое "научное" кредо: "И инакомыслящие живы. И общество чище".

Вот и еще одна материализовавшаяся мысль, но теперь уже не во благо, а вопреки жизни.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...