Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Модернизация XIX века

150 лет назад, 19 февраля (3 марта), Александр II подписал во многом поворотный для нашей страны Манифест об отмене крепостного права. Полтора века спустя Россия вновь пытается идти путем больших реформ, заявляя о полной модернизации государства. "С опозданием тогда, с опозданием сейчас", - говорит доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент РАН Андрей Сахаров. Накануне юбилейной даты с ним встретился корреспондент "Известий" Михаил Харламов.
0
Александр II, отменяя крепостное право, пытался создать общество свободолюбивых людей. Те же задачи стоят перед властью и сейчас
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

известия: Андрей Николаевич, через полтора века после великих реформ Александра II слово "модернизация" по отношению к России вновь имеет большое значение. Можем ли мы проводить параллели между двумя этими эпохами?

андрей сахаров: Безусловно, да. Вопрос только в том, что именно подразумевать под модернизацией. Я понимаю значение этого явления только в одном плане: настоящая модернизация возможна в том обществе, где сам человек является новым. Если же общество находится в статичном состоянии, то очень сомневаюсь, что здесь можно вести речь о серьезных переменах.

и: Что вы имеете в виду, говоря о модернизации человека?

сахаров: Это повышение качества его жизни, духовное развитие, материальная обеспеченность, наконец, понимание собственных горизонтов. У меня нет свидетельств того, что, приступая к отмене крепостного права, Александр II оперировал именно термином "модернизация". Но он совершенно точно говорил, что "Россия входит в новую, еще небывалую эру". Эра же заключалась в том, что государство освобождало человека. Давало простор личной инициативе. При этом перемены, как ни странно, происходили стихийно. Необходимо было лишь помогать этому процессу, поддерживать его, стимулировать. Но когда приходится слышать о модернизации сегодняшней, честно говоря, я всего этого не вижу. Зато есть другое. Не так давно, кстати, в "Известиях", прочитал статью о "печной эмиграции". В этом материале автор рассказывает, как всего в нескольких десятках километров от Москвы люди обогреваются при помощи дров. Более того, они физически привязаны к собственной печи. Уехать на заработки и вернуться нельзя никак, дом зимой должен быть теплым постоянно. Иначе он просто развалится. А теперь только попробуйте представить, сколько таких поселков от Калининграда до Владивостока... Сколько людей из-за отсутствия элементарных удобств не имеют возможности нормально трудиться... Это банальный пример того, что я понимаю под модернизацией. Печка в данной истории, по сути, является крепостным правом.

и: Сегодняшние реформы носят не столь эпохальный характер по сравнению с теми, что проводил Александр II?

сахаров: Нет, почему же. Особенно если взглянуть чуть назад и сравнить реформы Александра II с преобразованиями в России в конце 80-х - начале 90-х. Тогда мы тоже перешли, если хотите, на эпохально новые рельсы. И при всем том, что сделали это с большими трудностями, что общество стало более коррумпированным, что оно стало порой бездуховным и во многом ориентируется на материальные ценности, тем не менее это цивилизационный путь. Страна перешла к гражданским правам и свободам, рыночным отношениям, частной собственности. Все это предполагает личностный прорыв. По нему прошли все страны. Мы же - по объективным причинам - снова, как и когда-то с отменой крепостного права, запаздываем.

и: В таком случае почему именно в последнее время общественность все чаще и чаще проводит параллели между эпохой Александра II и нашим временем? Дело ведь не только в юбилейной дате, правда?

сахаров: По одной простой причине. Как мы уже сказали, реформы Александра II носили эпохальный характер. А нынешнее российское общество нуждается именно в таких подходах. Особенно после тех коренных изменений, что произошли в нашей стране 20 лет назад. Ведь по большому счету Россия до сих пор выходит из старой системы. Мы пока только пытаемся перейти в новое состояние, созвучное мировым стандартам.

и: А как же разговоры о том, что у России свой путь?

сахаров: Пустое. Что там еще говорят? По-моему, что Запад нам не указ, да? Поймите, дело ведь совершенно не в Западе. Дело в том, что не может развиваться личность и, соответственно, не может быть речи о модернизации, если человек со всех сторон ограничивается. В то же время важно, чтобы и сами люди хотели этого продвижения. Ведь нашему человеку зачастую свобода не нужна. И далеко не каждый крестьянин в 1861 году горел желанием получить вольную. А сегодня многие согласны вернуться в советскую эпоху. Но тогда мы автоматически возвращаемся к общинности, безынициативности, краху столыпинских реформ и, в конце концов, к проблемам второй половины XIX века. Отсутствие воли и способности самому решать свою судьбу, по-моему, до сих пор лежит тяжким бременем на сознании нашего народа.

и: Считаете, что главной задачей Александра II и главной задачей нынешнего руководства страны является создание так называемого среднего класса?

сахаров: Само собой. Создание свободолюбивых, инициативных людей, которые будут работать на себя и тем самым будут работать на общество и государство. К этому стремился Александр II, к этому стремился Столыпин, к этому же дают возможность привести реформы начала 90-х. Другое дело, что эти возможности нужно суметь использовать. А здесь как раз необходима воля и четкое понимание развития страны. Порой даже вне оглядки на упомянутые выше электоральные проблемы.

и: Как считаете, о чем в первую очередь должен думать сегодняшний политик, вспоминая подписанный Александром II Манифест об отмене крепостного права?

сахаров: Первое - это то, что иногда необходимо идти на непопулярные меры. Если, конечно, эти меры по понятиям общего цивилизационного прогресса станут полезны для нашего общества. Но как только политик начинает оглядываться на разного рода сопутствующие обстоятельства, тогда и сам руководитель, и страна получит в актив серьезный минус. История показывает, что настоящие реформаторы идут не по течению, а против него. Потому что народное течение традиционно по своей сути. Таковым было и дворянство, и крестьянство в период отмены крепостного права, таковым являлось общество в конце 80-х годов прошлого века. Это старый менталитет. И при всем уважении к народу, обеспечивающему нашу жизнь и наше процветание, руководитель не должен тянуться за ним. Иначе ждать действительно серьезного прорыва не приходится. Возвращаясь к 1861 году, замечу, что именно благодаря собственной воле и решимости Александр II превозмог инерцию элиты, широких кругов дворянства.

и: Революция "сверху"?

сахаров: В том числе. Не зря, взойдя на престол, Александр II сказал, что лучше отменить крепостное право "сверху", чем ждать, когда оно само будет отменено "снизу". И история действительно показала, что очень сильное запоздание в реформировании чревато революционными потрясениями.

и: Почему то, что задумывал Александр II, в итоге рухнуло и уже через 70 лет через коллективизацию Россия, по сути, вернулась к тому же крепостному праву?

сахаров: Нужно понимать, что Александр II при всем том пошел на большое количество компромиссов. И если мы сравним его реформы во всех сферах жизни и японские реформы Мэйдзи того же времени, то увидим, что в Стране восходящего солнца преобразования происходили более решительно. Наши крестьяне между тем стали временнообязанными, помещичья собственность была сохранена. На Западе и в той же Японии это изживалось быстрее. Вот здесь и кроется основа многих социальных и политических конфликтов начала XX века, вовлечения крестьянства в революционный процесс.

и: Как нам заложить сегодня такой фундамент, который бы не оказался разрушен через те же 50-70 лет?

сахаров: Вы ставите вопрос метафизически. Смею утверждать, что любой фундамент будет разрушаться в течение этого времени. Это естественный ход событий. Поэтому задача руководства страны и состоит в том, чтобы постоянно соответствовать общему мировому движению. Но, естественно, не забывать и об особенностях, характерных для нашей страны. Скажем, еще совсем недавно у нас не было проблемы мигрантов. Сегодня она есть. И ее сегодня нужно решать быстро, кардинально и гуманно. Это лишь пример. Что же касается установлений, то все они должны меняться непрерывно. Потому что, как только мы начинаем застывать, страна тут же останавливается в своем развитии.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...