Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Дом на Мосфильмовской: снести нельзя оставить

Последние сто лет мегаполисы всего мира соревнуются в высоте своих небоскребов. Ведь чтобы возвести здание в 30 и более этажей, необходимо обладать сложнейшими технологиями, квалифицированными специалистами, солидными финансовыми ресурсами - поэтому небоскребы стали одним из самых ярких символов эффективных, инновационных экономик.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Казалось бы, стремление Москвы обрести, в соответствии с заданным президентом вектором, статус международного финансового центра должно стимулировать высотное строительство и приветствовать появление в столице этих символов успеха.

Тем не менее полгода назад как гром среди ясного неба прозвучало известие о том, что только что построенный Дом на Мосфильмовской, "дом-айсберг", как его уже прозвали москвичи, может лишиться чуть ли не половины своих этажей! В мэрии объявили: застройщик посвоевольничал, увеличив высоту здания против проектной, а потому двадцать два "лишних" этажа велено было убрать. Как? Да снести - и дело с концом! Правда, прошло меньше месяца, и "превышение" уменьшилось почти в три раза - с 22 до семи этажей. Но все же высотка должна была потерять десятую часть самой себя.

Рьяность, с которой была объявлена война небоскребу, просто поражала. Казалось, ни для кого уже не имело значения, что с 2005 года этот проект в своем сегодняшнем виде не раз представлялся общественности на международных выставках и конкурсах, в том числе на МИПИМ в Канне, Венецианской биеннале, "Арх-Москве", а в 2010 году вошел в пятерку лучших высотных зданий Европы.

Вообще можно ли предположить, что компания-застройщик без ведома властей увеличила высоту столь крупного здания? По мнению историка, искусствоведа и архитектурного критика Григория Ревзина, в условиях Москвы подобный факт просто невероятен. Любой проект проходит даже не десятки, а сотни согласований: без одной-единственной подписи из этих сотен никто не даст "отмашку" на начало строительства, тем более когда речь идет о небоскребе. "Строительство было завершено уже в 2009 году, - заявил Ревзин в эфире "Эха Москвы", - десятки раз эта башня показывалась, все чиновники ее видели".

Если отвлечься от причин возникновения столь парадоксальной ситуации (в которых, видимо, уже никто толком не разберется), возникает ряд существенных вопросов. Во-первых, конструктивный: возможна ли частичная разборка здания и насколько это безопасно? Ведь каркас его осуществлялся методом беспрерывного литья. Убери часть - нарушится прочность целого: попробуйте не завязать последний узелок на только что связанном свитере! Тем более что частичная разборка подобных объектов никогда и нигде в мире ранее не производилась.

А главное - зачем разрушать уже готовый дом, если он построен с соблюдением всех необходимых технологий? Просто чтобы он стал визуально меньше? "Это весьма странная логика, - говорит Ревзин. - Снести двадцать этажей - это все равно что отбить голову у статуи Венеры Милосской и утверждать, что после этого она стала лучше". По мнению критика, Дом на Мосфильмовской - это единственный в Москве небоскреб нового поколения, имеющий столь сложную пластику, являющийся высочайшим технологическим достижением для строительной отрасли, для промышленности, для архитектуры.

Так неужели надо это достижение укорачивать? Кажется, какие-то ориентиры мы действительно потеряли.

Комментарии
Прямой эфир