Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Гремучая смесь по-египетски

Логичный конец сначала тунисского, а затем и египетского режимов свидетельствует, на мой взгляд, не столько о начале "новой волны" демократизации, сколько о возвращении этих стран к политической нормальности.
0
Владислав Иноземцев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Лидеры двух государств, образованных революциями 1956 и 1952 гг., были попросту наказаны за то, что посмели отрицать за народом, уже восстававшим против несправедливой власти, право сделать то же еще раз. В действиях масс и в Тунисе, и в Каире не было ничего антиконституционного - ведь и ст. 3 ч. I основного закона Туниса 1959 г. (с изменениями от 2002 г.), и ст. 3 ч. I конституции Египта 1971 г. ясно называют носителем суверенитета именно народы данных стран. Их суверенные права и были реализованы в прошедшие месяцы.

Однако главный вопрос заключается в том, что спровоцировало волнения в странах, где к Западу в целом и либеральной демократии в частности многие относятся без очевидной симпатии. Ответ, на мой взгляд, довольно прост: причиной революций - причем наверняка не последних в арабском мире - стали не манипуляции американской разведки и не усилия западных "распространителей демократии", а неадекватная политика самих гг. Зин аль-Абидина бен Али и Хосни Мубарака. Оба просто слишком мешали своим подданным жить.

И Тунис, и Египет - страны, экономика которых развивалась медленнее, чем в среднем в регионе Ближнего Востока (в 2000-2008 гг. темпы роста их ВВП составили соответственно 4,2 и 3,6% в год), а население быстро росло (с 1990 по 2010 г. в Тунисе оно увеличилось с 8,2 до 10,6 млн чел., или на 29%, в Египте - с 57,8 до 80,1 млн, или на 38%). Как следствие, бедность становилась все более распространенной: сейчас в Тунисе и Египте 22,8 и 28,6% населения живут менее чем на $2 в день.

Тут бы властям дать людям возможность зарабатывать, но нет: ограничения на открытие бизнеса и оформление собственности здесь одни из самых изощренных, а контроль элиты над экономикой настолько жесток, что в 2000-е годы соответственно 86 и 90% прироста доходов населения доставалось богатейшим 10% граждан. Кто был в Каире и Александрии, знает, что большая часть частных домов стоит недостроенной - настолько сложно ввести их в эксплуатацию и настолько высоки налоги на недвижимость. Даже частная торговля - исконная черта арабского мира - в обеих странах была поставлена под контроль и приносила основные доходы властям предержащим.

И, разумеется, свою роль сыграли структура населения и открытость этих стран миру. Сегодня доля молодежи до 21 года в населении Туниса составляет 34%, а Египта - 43%. Более 30% взрослых граждан Туниса и 24% - Египта постоянно пользуются интернетом, а доля владельцев мобильных телефонов превышает 80%. Сочетание зарегулированности внутри страны и ее открытости миру (в последнее время Тунис и Египет посещали в среднем 6,9 и 13,1 млн туристов в год); высочайшей безработицы (соответственно 14,2 и 17,4% только по официальным данным) и бюрократизированности всего и вся; тридцатилетних диктатур и высокой доли молодежи среди жителей - это идеальная гремучая смесь, которая не могла не взорваться. И можно только пожелать жителям обоих государств действовать так же, если новые временные правители окажутся такими же узурпаторами, как и только что свергнутые.

Но все происшедшее не означает, что время авторитаризма уходит. Революции на арабском Востоке знаменуют собой крах режимов, лидеры которых сочли, что власть легитимизует саму себя. Сегодня всем, кто так считает, следует готовиться к "продолжению банкета" - однако там, где недемократические режимы обеспечивают эффективный экономический рост, повышение благосостояния людей и при этом не препятствуют частной экономической инициативе, контролируя только политическую сферу (как это происходит, к примеру, в Китае и многих странах Азии), властям пока не о чем беспокоиться.

Россия выглядит на этом фоне "пограничной" страной: с одной стороны, здесь нет активной и незанятой молодежи, экономика растет, бюджетные поступления восстанавливаются после кризиса; с другой стороны, мелочное государственное регулирование, бюрократический и милицейский беспредел, а также аппетиты чиновников раздражают все больше. Поэтому недавние беспорядки в арабских странах не могут не наводить на размышления. И вывод из них может быть только один: если авторитарная власть хочет быть устойчивой, она не должна мешать своему народу, постоянно держа под контролем склонных к беспределу из-за собственной неподотчетности чиновников низшего уровня. Если она сможет это сделать, ей ничего не грозит.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...