Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Выход за пределы слова

"Шоколад" – приманка и ловушка, наживка и западня. Премьерный пластический спектакль Новосибирского молодежного театра "Глобус" завлекает гламуром, а встречает "ретро­дансингом" под любимые мелодии хореографа Татьяны Безменовой
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Новый спектакль "Глобуса" состоит из двух десятков коротких танцевальных эпизодов, связанных с шоколадным названием весьма формально: почти в каждом эпизоде¬ сценке появляется шоколад.

 

Его едят, дарят, из¬за него ссорятся и мирятся. Опять-таки формально действие происходит в театре, где актеры между репетициями ведут личную закулисную жизнь, да так, что зритель вконец запутывается – где же здесь играют, а где "проживают", где перед ним сценический образ, а где – подлинная человеческая трагедия. Актеры, играющие в спектакле сразу несколько масок, становятся неотделимы от своих персонажей. Но если первые эпизоды "Шоколада" подчинены определенной логике – они внятные по пластике, содержанию и  своей последовательности, то далее начинается вольный танцевальный микс, который движется по заданному кругу. В этом круге – счастливые и несчастные влюбленные пары, классические любовные треугольники "без слов" открывают зрителю свои незатейливые однотипные чувства. Кажется, вот­вот должно что­то произойти, но в этом напрасном ожидании – чуть ли не главная режиссерская обманка. Вдруг на сцене торжественно объявляются съемки рекламы шоколада. Ждешь… И, как в знаменитой строчке Хармса,  "ни¬че¬го не произошло!". Те же движения, те же ритмы, та же перестановка красных кубиков и тел в сценическом пространстве.

 

Ни о современной пластике, ни даже о профессиональном танце в "Шоколаде" говорить никто не рискнет. Слово "движение" – наиболее близкое определение тому, что происходит на сцене. В такт музыке герои поправляют шарфы, поднимают фужеры, перемещаются по сцене, в нежном романтическом порыве протягивают друг другу руки…

Не исключено, что для многих зрителей, впервые встречающихся с подобием пластического театра, "Шоколад" может стать откровением. И это здорово, если постановка Татьяны Безменовой приоткроет новосибирским театралам окошко в мир "недраматического" театра, который сегодня достиг своих очередных вершин в европейском искусстве.

 

К тому же, "Шоколад", вероятно, будет интересен тем, кому есть "о чем вспомнить" и "о чем помечтать". Но с точки зрения "чистого искусства" – это наивный и даже провинциальный "дансинг". Провинциальный не по исполнению (никто не ждет от драматических артистов стройного пластического мастерства), а по мышлению. "Шоколад" – спектакль с откровенно устаревшей эстетикой, которую сложно оправдать ажурным романтическим напылением. Говорить на таком театральном языке уже давно не принято, а работать в таких ритмах и столь скромных режиссерских, визуальных и хореографических задачах – даже неловко.

 

Наверное, недалеки от истины те зрители, которые увидели в премьерном спектакле его "студенческий" потолок. И по уровню творческой фантазии, и по языку, и по рваному содержанию, лишенному художественной идеи, спектакль не поднимается выше уровня экзамена по пластике в среднем российском театральном училище, где всего по чуть¬чуть – и драйва, и задора, и того же смысла, но в целом – своеобразное нечто. Именно поэтому молодые артисты "Глобуса" чувствуют себя в "Шоколаде" наиболее комфортно, хотя никакого особенного азарта в их игре так и незаметно. Но выделяются и Иван Басюра, и Алексей Кучинских, и Анна Кармакова, и некоторые другие недавние выпускники театральных школ, еще способные получать энергетическое удовольствие от святой простоты, не имеющей отношения к осмысленному творчеству. А вот такому замечательному артисту, как Илье Панькову, ранее создавшему удивительные пластические образы в "Двойном непостоянстве", "Господине Кольперте" и других памятных спектаклях "Глобуса", – вот этому артисту в "Шоколаде" абсолютно скучно, равно как и остальным, давно выросшим из театральных пеленок.

 

В русле интересного театрального сезона, который проводит "Глобус", спектакль Татьяны Безменовой выглядит элегантной шалостью, на которую именитый драматический театр, всегда склонный к риску, имеет право. Сегодня "Шоколад" будет искать свою публику, которую легко смутить несовпадением гламурного названия с маловыразительным содержанием. Не каждый зритель, "имеющий жизненный опыт" (а именно о таком зрителе мечтает хореограф), отправится на "dance¬ассорти", и не каждый молодой человек (чьим мнением Безменова тоже интересуется) откроет в "Шоколаде" современные смыслы, на которые, впрочем, никто из постановщиков всерьез и не претендует.

 

 

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...