Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Боррель призвал ЕС немедленно направить прибыль от активов РФ Украине
Мир
Во Франции назвали незаконной помощь Киеву после истечения полномочий Зеленского
Мир
СМИ узнали о нежелании Бена Аффлека оставаться в браке с Дженнифер Лопес
Происшествия
В Подмосковье подросток открыл стрельбу в попытке отнять у школьника толстовку
Общество
Бывший футболист и тренер ЦСКА Агапов умер на 91-м году жизни
Мир
Нетаньяху обвинил прокурора МУС в попытке демонизировать Израиль
Мир
Боррель сообщил о подписании ЕС соглашения с Молдавией об обороне и безопасности
Общество
Путин назвал опустынивание серьезной проблемой для Калмыкии
Мир
Совет ЕС утвердил решение использовать доходы от активов РФ на помощь Киеву
Мир
Совет стражей конституции Ирана утвердил проведение выборов президента 28 июня
Мир
Лавров заявил о требовании Зеленского к Западу «поставить Россию на колени»
Политика
Посол РФ в Вене назвал воровством решение ЕС по замороженным российским активам
Армия
В ЮВО начался первый этап учения по применению нестратегического ядерного оружия
Общество
Гладков поручил вернуть людям имущество из пострадавшего от удара ВСУ дома
Мир
Еврокомиссия указала на остающуюся зависимость ЕС от РФ в сфере энергетики
Политика
В Кремле сообщили про отсутствие планов участия Путина в похоронах Раиси
Мир
На Украине уехавших за границу граждан обязали вернуться и встать на учет

Игра белыми и черными

Недавно в голландском городе Вейк-ан-Зее завершился шахматный супертурнир XX категории. С подведения итогов этого престижного соревнования и началась наша беседа с выдающимся мастером этой игры, международным гроссмейстером Марком Таймановым. 7 февраля Марк Евгеньевич отметил 85-летие. И потому неудивительно, что его разговор с обозревателем "Известий" Давидом Генкиным не ограничился обсуждением только сегодняшних событий в шахматном королевстве.
0
Руки гроссмейстера привычны к клавишам (Фото: ИТАР-ТАСС/ЮРИЙ БЕЛИНСКИЙ)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Известия: В Вейк-ан-Зее российские гроссмейстеры сыграли не слишком удачно: лучший из них экс-чемпион мира Владимир Крамник разделил пятое-шестое места, Ян Непомнящий и Александр Грищук финишировали в нижней части турнирной таблицы. Почему, на ваш взгляд, в последние годы российские шахматы сдают свои позиции?

Марк Тайманов: Сдают - мягко сказано. Еще пятнадцать лет назад было невозможно представить, чтобы на Всемирной шахматной олимпиаде российская команда осталась за чертой призеров. Увы, в XXI веке это стало реальностью. Я бы назвал здесь несколько причин. По сравнению с советскими временами популярность шахмат в нашей стране резко снизилась. У детей и подростков появилось много других увлечений. А после того как завершил карьеру Гарри Каспаров, в отечественных шахматах, можно сказать, не осталось ярких, неординарных личностей, которые поддерживали бы интерес к древней игре. Самое главное - в России шахматы сейчас не имеют государственной поддержки.

Кроме того, возросла и конкуренция. Можно по-разному относиться к деятельности нынешнего президента ФИДЕ Кирсана Илюмжинова, но нельзя отрицать того, что он очень много делает для популяризации шахмат в мире. В результате достаточно сильные гросс­мейстеры появились там, где их раньше никогда не было, - в Индии, Китае, Вьетнаме. Я уже не говорю об Армении и Азербайджане. И во всех этих странах шахматы имеют государственную поддержку. Вот красноречивый факт. На днях на отчетно-выборной конференции Армянской шахматной федерации ее президентом вновь бы избран президент республики Серж Саргсян.

И: Несколько месяцев назад в Ханты-Мансийске состоялись очередные выборы президента ФИДЕ. На этот пост претендовали двое: Кирсан Илюмжинов и 12-й чемпион мира Анатолий Карпов. За счет чего, на ваш взгляд, Илюмжинову удалось одержать убедительную победу?

Тайманов: Думаю, решающую роль здесь как раз сыграл его вклад в популяризацию шахмат. Победу Илюмжинову обеспечили, главным образом, голоса деятелей Международной шахматной федерации (ФИДЕ), представляющих, говоря по-старому, страны третьего мира. Анатолий Карпов - великий шахматист, но у него нет большого опыта управления развитием шахмат, который необходим для руководства такой организацией, как ФИДЕ. А вот Кирсан Илюмжинов уже показал себя эффективным менеджером. Тем более что сейчас, когда он уже не является президентом Калмыкии, Илюмжинов может полностью сосредоточиться на работе в Международной шахматной федерации.

И: Вернемся к турниру в Вейк-ан-Зее. Стало ли для вас неожиданностью, что первое место занял молодой американский гроссмейстер Хикару Накамура?

Тайманов: Я уже пару лет слежу за этим шахматистом. Мне импонирует, что в его творчестве присутствуют живость, фантазия, разумный риск. Считаю победу молодого американца в Вейк-ан-Зее пусть и несколько неожиданной, но вполне заслуженной.

И: Кто-то уже видит в Никамуре нового Фишера...

Тайманов: Думаю, не надо спешить с подобными выводами. Роберт Фишер был гением, а гении, как известно, не клонируются. К тому же и по манере игры, и по характеру Никамура совершенно не похож на Фишера.

И: В 1971 году в поединке 1/4 финала претендентского цикла вы встречались с Робертом Фишером. И хотя потерпели поражение со счетом 0:6, считаете этот матч самым важным событием в своей шахматной карьере?

Тайманов: После того поединка меня лишили звания "Заслуженный мастер спорта СССР", на какое-то время сделали невыездным, запретили печататься. Формальным поводом для наказания послужило то, что на таможне в моем багаже обнаружили книгу тогда еще советского писателя Александра Солженицына "В круге первом". И, несмотря на все это, я вспоминаю поединок с Фишером с огромным удовольствием. Да, его спортивный результат был удручающим, но у меня нет оснований краснеть за содержание, творческую сторону партий. Сам Роберт говорил, что если исходить из логики шахматной борьбы, то после шестой партии он должен был выигрывать в лучшем случае со счетом 3,5:2,5.

Но более всего я доволен тем, что судьба вообще позволила мне сыграть поединок с этим великим гроссмейстером. Причем я был одним из последних, кому довелось встретиться с Робертом Фишером за шахматной доской.

В 1992 году я написал книгу под названием "Я был жертвой Фишера". Первый экземпляр отправил Роберту. Реакция была незамедлительной: Фишер выразил благодарность, сказал, что книга ему понравилась.

И: Вы не раз говорили, что не хотите, чтобы ваш пока еще маленький сын в будущем стал профессиональным шахматистом. В чем причины?

Тайманов: Дима занимается сейчас шахматами в детской секции. Я считаю, что умение играть в шахматы, понимание шахмат полезно для любого человека, независимо от рода деятельности. Но я действительно не хочу, чтобы шахматы становились профессией сына. "Золотое время" нашей игры, увы, осталось в XX веке. Интерес к шахматам, их социальная значимость сейчас резко падают.

Вот конкретные примеры. Мы говорили об очень сильном турнире в Вейк-ан-Зее. А скажите, хоть одна общественно-политическая газета нашей страны его освещала?! Или - выйдите на улицу и спросите прохожих, кто сейчас владеет шахматной короной. Уверен, большинство лишь пожмет плечами. А вот когда Михаил Ботвинник входил в театр, зрители вставали и аплодировали.

На мой взгляд, компьютеризация и коммерциализация нанесли шахматам большой, возможно, непоправимый ущерб. В отличие от прошлых лет шахматисты теперь не занимаются аналитической работой, за них это делают компьютеры. Случается, что на турнирах сильные гроссмейстеры делают 20 ходов в быстром темпе, а спустя еще три-четыре хода соглашаются на ничью.

Коммерциализация обеспечивает высокие гонорары сильнейшим шахматистам - такие, которые и не снились гроссмейстерам моего и даже последующего поколения. Но серьезные соревнования теперь все больше напоминают шоу. Дело доходит до абсурда. На одном из турниров по быстрым шахматам в Монако часы находились на расстоянии примерно 20 метров от столов, за которыми сидели участники. Сделав ход, гроссмейстер бежал к часам и нажимал кнопку.

Раньше шахматы были одновременно и наукой, и искусством, и спортом. Сейчас доминирующей стала спортивная составляющая.

И: Марк Евгеньевич, бытует мнение, что добиться еще больших успехов за шахматной доской вам помешали профессиональные занятия музыкой. Вы с этим согласны?

Тайманов: Решительно не согласен. Не думаю, что если бы я отказался от одного из своих призваний, то больше преуспел в другом. А вот жизнь моя в этом случае была бы гораздо менее интересной и содержательной. Да, я не стал чемпионом мира. Но не из-за музыки, а больше из-за характера. Борьба за чемпионский титул требует жесткого, а иногда и жестокого отношения к соперникам. Я же никогда не стремился подавлять своих оппонентов.

Добавлю, что я сыграл в общей сложности около тысячи концертов. Наш дуэт с, увы, уже покойной Любовью Брук "наиграл" двенадцать долгоиграющих пластинок и несколько компакт-дисков. В конце прошлого столетия фирмы Philips и Steinwai & Sons выпустили серию дисков "Великие пианисты XX века". На этих дисках записи и Антона Рубин­штейна, и Сергея Рахманинова, и Святослава Рихтера. Но есть там один фортепианный дуэт: Любовь Брук - Марк Тайманов.

Комментарии
Прямой эфир