Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Тень индустриализации

На протяжении последних месяцев российские инноваторы не перестают удивлять наших лидеров новыми изобретениями - то показывают "российский" мобильный телефон на платформе Android, который должен производиться на Тайване, то представляют "аналог" российского iPhone-4 в виде телефона компании ZTE, изготавливаемого в Китае
0
Владислав Иноземцев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Приживутся ли эти аппараты у нас, сказать не берусь, но подобные движения привлекают внимание к немаловажной проблеме аутсорсинга, существующей не только в России, но и во всем мире, однако трактуемой в нашей стране несколько странно.

Аутсорсинг - это перенос сложного и трудоемкого (но освоенного и доведенного до совершенства) производства из более развитой страны в менее развитую. Применять такую стратегию начали США еще в середине 1970-х годов, после чего к ним подключились Япония и многие европейские страны. Часть производства (обычно сборка, как бывает в высокотехнологичных отраслях) и даже весь производственный процесс переносятся за рубеж, куда поставляется и соответствующее оборудование. В итоге развитая страна получает дешевые товары (в 1990-е годы рост уровня жизни в США был лишь на 20% вызван повышением доходов работников и на 80% - снижением цен на товары, обеспечиваемым аутсорсингом), а развивающаяся - толчок для индустриального раз-вития. В итоге сегодня более 80% продукции американских и более 70% япон-ских высокотехнологических компаний производится и упаковывается за рубежом. Это, правда, привело к сокращению занятости в американской промы-шленности с 1979 по 2007 год на 28,5%, или на 5,5 млн человек, но это мы сейчас обсуждать не будем.

Важнейший момент остается прежним: в развитой стране осуществляются разработка технологии, ее коммерциализация и начало массового производства. Рынок знакомится с новым продуктом, и на него возникает спрос. После это-го для сокращения издержек часть производственных процессов переносится сначала на предприятия той же компании, открытые за границей (поч-ти 40% торговли между США и Китаем приходится на поставки между подраз-делениями одних и тех же транснациональных корпораций), и уже затем неко-торая часть процессов или комплектующих переходит к местным компаниям. В итоге сегодня многие крупные компании вообще не имеют своего производства в странах, в которых они зарегистрированы, а некоторые - лишь небольшую его часть. Так, например, на IBM в США работает всего 115 тыс. человек из общего персонала компании в 398,5 тыс.; на Apple - 11,6 тыс. из совокупного штата в 34,3 тыс. человек (зато на тайваньскую Foxconn - лидера "прини-мающего" аутсорсинга - работают 486 тыс. человек, а объем ее продаж составляет около $65 млрд).

Российский аутсорсинг имеет принципиально иное качество. Он построен на, мягко скажем, лукавстве. Конечно, есть примеры и классического аутсорсинга, когда, например, АвтоВАЗ поставляет комплекты автомобилей в Ве-несуэлу, где организуются их сборка и продажа. Однако в большинстве случаев у нас не находится технологий, которые можно коммерциализировать за рубе-жом. В отличие от большинства развитых стран, мы обращаемся к внешнему рынку за технологиями, а не выступаем там их источником. Мы не производили мобильных телефонов (которых Китай производит больше, чем весь осталь-ной мир, занимая этим 2,4 млн работников), практически не делаем ком-пьютеров, фотоаппаратов и оргтехники, да и многого другого. Тем самым мы сознательно идем на сокращение занятости, примитивизацию работников и утрачиваем способность коммерциализировать инновации. Россия, если она намерена становиться конкурентоспособной, должна развивать индустриаль-ный сектор, а не выталкивать его из страны.

Замечу, что в нашей стране родился и еще один тип аутсорсинга, основанный по сути на простом введении потребителей в заблуждение: предприниматели, не нарушая никаких законов, создают компанию в Европе или США под благо-звучным названием, которая начинает производить продукцию в том же Китае и поставлять ее в Россию. Так, еще в середине 1990-х годов была создана немецкая компания под названием Erich Krause, от имени российского пред-ставительства которой началось производство офисных принадлежностей сначала в Йошкар-Оле, а затем в Китае и Вьетнаме, и к середине 2000-х эта "немецкая" компания стала самой узнаваемой в России в своей нише, занимая до 30% рынка. Та же стратегия стоит за известной в одной лишь России (но зато не скупящейся на рекламу) фирмой Bork (также якобы германской), компанией Scarlett (якобы английской) или Vitek (якобы австрийской).

К сожалению, важнейший метод "догоняющей индустриализации" - привлечение в страну филиалов крупнейших международных компаний, освоение их технологии и затем развитие на этой базе собственного производства - остается в России невостребованным. Вместо производственного аутсорсинга мы практикуем откровенное очковтирательство - и от того, наводят ли одни компании "тень на плетень" в высоких чиновничьих кабинетах, а другие - в залах супермаркетов, ничего не меняется. Индустриальной и развитой страной Россия от всего этого не станет.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...