Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Дорогие марсиане

Отчаявшись разыскать национальную идею, наши кинематографисты дружно взялись за другое социально важное дело: поднимать согражданам настроение путем создания молодежных романтических комедий. Образцы продукции - "Поцелуй сквозь стену" и "На крючке" - можно увидеть на этой неделе на экранах страны.
0
В фильме «На крючке» резидент «Камеди Клаба» Павел Воля легко надевает «персонажную» маску
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Жил-был молодой человек Кеша Галюзов (Антон Шагин) - герой фильма режиссера Вартана Акопяна "Поцелуй сквозь стену". Ассистировал знаменитому фокуснику (Александр Адабашьян) и делил съемную квартиру с другом - длинноволосым философом буддистского толка (Павел Воля). Потом влюбился в амбициозную журналистку, работающую в бульварной прессе, но мечтающую о большем (Карина Андоленко). В обмен на бескорыстную помощь размером в двадцать рублей Кеша получает от загадочного бомжа (Иван Охлобыстин) дар проходить сквозь стены. И начинает им пользоваться, домогаясь не отвечающей взаимностью журналистки и днем, и ночью.

А еще проникает в хранилище банка и выносит оттуда миллион с лишним долларов, оставив записку с извинениями, адресом и обещанием деньги вернуть. Воспользовавшись миллионом, авторы фильма переселяют друзей из зачуханной коммуналки в пентхаус с видом на храм Христа Спасителя. Потому как уважающая себя российская романтическая комедия может развиваться только в шикарных интерьерах.

Вот и героини другого новейшего ромкома "На крючке" - две подружки-училки, прибывшие в Москву одна из Сызрани (Анна Уколова), другая из Нижнего (Екатерина Вилкова), - живут в роскошном лофте и разъезжают на новеньком "Мини Купере". Причем если в "Поцелуе сквозь стену" город, где происходит действие, еще можно опознать как Москву, то "На крючке" осваивает пространство усредненного хайтековского мегаполиса, коим Москва никогда не была и вряд ли когда-либо станет. Что, впрочем, не так уж важно - в российской столице эта комедия, снятая режиссером-дебютанткой Натальей Углицких, надолго не задерживается и перемещается в Таиланд. Куда героиня Вилковой летит с целью найти и влюбить в себя таинственного олигарха. Избранник фигурирует в списке журнала "Форбс" под номером 13 и столь старательно "шифруется", что в лицо его мало кто знает. После множества подводных съемок, бурных постельных сцен и беспорядочной беготни вдоль моря выясняется, что далеко лететь было вовсе не обязательно. И любовь, и миллионы у.е. - вот они, рядом, надо лишь внимательнее оглядеться.

В обеих комедиях играют хорошие молодые актеры. В добавление к перечисленным в фильме "На крючке" еще есть Максим Матвеев, впервые выступивший в амплуа отрицательного героя, и увлекающийся съемками в кино художник Константин Крюков. Но единственный, кто смотрится органично, - не имеющий специального образования Павел Воля. Причина, видимо, в том, что актеры, за плечами которых серьезная школа, по привычке ищут, что играть. И не находят. Резидент же "Камеди Клаба" легко надевает "персонажную" маску.

В дебютном фильме Акопяна "Платон" Воля снялся в главной роли, обеспечив приличную кассу. Но та картина все-таки была мелодраматической историей любви, худо-бедно развивавшейся. В новейших же образцах российского ромкома вместо разума и чувств - набор гэгов и видовые съемки. Создатели проектов, похоже, искренне верят, что притянутые за уши сюжетные повороты вкупе с подводным миром и городским гламуром должны привести зрителя в кинотеатр. Но для необременительного "культурного досуга" нынешний кинорепертуар дает массу других возможностей. Голливуд не дремлет, а идея "сходим-ка на русский фильм, потому что он русский" увяла, не успев толком расцвести. Тем более что никаких выраженных национальных особенностей у наших романтических комедий нет. Кстати, как и у их героев, которые кроме признаков пола лишены каких-либо опознавательных черт - а потому не дают зрителю возможности себя с ними идентифицировать.

Несмотря на исключительную внешность и экзотическую профессию, героиня Джулии Робертс из "Красотки", с ее сапогом, застегнутым на булавку, неумением красиво есть устрицы и страхом перед продавщицами в дорогих бутиках, была близка миллионам юных провинциалок, пытающихся выжить в "большом городе". А множество девочек из "хороших семей" с восторгом следили, как персонаж Одри Хепбёрн из "Римских каникул" жертвует длинными волосами ради модельной стрижки и отправляется на плавучий танцпол. Не говоря уже о том, что герой Ричарда Гира из той же "Красотки" отнюдь не был "белым и пушистым" и это делало его куда более похожим на человека по сравнению с безупречным "форбсом" из ромкома "На крючке". Все это важно, потому что зрители хотят все-таки посмотреть кино про людей. Марсиане проходят по ведомству иных жанров.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...