Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

После драки

Король оказался непривычно одетым. Он типа никого не ждал. В голубой униформе санитара, полученной от сердобольных сотрудников израильской психушки вместо традиционной пижамы, способной унизить королевское достоинство, он лежал, повернувшись лицом к стенке, и его поза выражала страдание. И тут - о, нечаянная радость! - в палату ворвался Андрей Малахов, прилетевший из Москвы поддержать и выслушать друга. Минутная растерянность на лице пациента - и слезы покатились ручьем, видимо, он понял, что он не один в этом мире!
0
Ирина Петровская
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Король оказался непривычно одетым. Он типа никого не ждал. В голубой униформе санитара, полученной от сердобольных сотрудников израильской психушки вместо традиционной пижамы, способной унизить королевское достоинство, он лежал, повернувшись лицом к стенке, и его поза выражала страдание. И тут - о, нечаянная радость! - в палату ворвался Андрей Малахов, прилетевший из Москвы поддержать и выслушать друга. Минутная растерянность на лице пациента - и слезы покатились ручьем, видимо, он понял, что он не один в этом мире!

Так начался пятничный спецвыпуск программы "Пусть говорят", приковавший к себе внимание взволнованных россиян, у которых на протяжении недели не было других забот и волнений, кроме как о судьбе Филиппа Киркорова, побившего женщину на репетиции церемонии "Золотой граммофон". Бил или не бил? - задавались телеканалы и россияне воистину гамлетовским вопросом. И если бил, то как? Всего лишь отвесил нахалке пощечину (с кем не бывает, творческий процесс - дело нервное) или повалил на пол и пинал ногами, превысив необходимые пределы творческой самообороны?

Слезы самопровозглашенного Короля обескуражили и даже, кажется, немного напугали Малахова: а ну и впрямь помешался? С интонацией доброй медсестры, убеждающей больного принять лекарство, он бормотал: "Я твой друг. Сейчас микрофончик повесим. Не плачь, ты уже взрослый".

"Стыдно. Стыдно ужасно! - рыдал герой. - Все могут попасть в такую ситуацию". Признавшись, что ничего не помнит - "Это было какое-то помешательство", - он нашел в себе мужество признать также, что тяжко болен... музыкой. И эта музыка, и многолетнее служение ей навевают... приступы немотивированной агрессии два раза в год, а злые люди окрест только и ждут, чтобы опорочить и скинуть его с вершины, заслуженной им по совокупности заслуг и за выслугу лет. И вот лежит он теперь в израильской психушке, как сирота казанская, всеми преданный, оболганный, брошенный любимой женой, один, совсем один, а те, кого он недавно считал друзьями, теперь добивают его ногами. В общем, происходящее напоминало строки из песни Владимира Высоцкого: "Он то плакал, то смеялся, то щетинился, как еж, он над нами издевался. Ну, сумасшедший, что возьмешь?"

Когда Малахов удалился на рекламную паузу, Киркоров отправился к врачу. Уложился ровно в 2-3 минуты, пока шла реклама на "Первом канале". "Что сказала доктор?" - участливо спросил Малахов. "Много чего сказала, - тяжко вздохнул Киркоров. - Мне надо все обдумать, что она сказала".

Засим самодеятельный спектакль закончился, и Малахов покинул друга, оставив его обдумывать свою нелегкую участь, а зрителей - сморкаться в платочки, сопереживая отверженному герою, как это делали тетеньки в студии на финальных словах ведущего.

Обдумывание, однако, надолго не затянулось, и вслед за другом рванул в Москву и наш больной. И уже через день давал интервью программе "Нереальная политика" на НТВ. И - о, чудо израильской медицины! - невозможно заметить никаких следов помешательства, горьких слез и мучительных мыслей о крахе жизни. Он снова готов к труду и обороне, а если его и осудят, то не он первый, не он последний - в Америке вон каких звезд на общественные работы посылают! "В конце концов - и в тюрьме есть сцена", - утешил Киркорова на прощание ведущий Андрей Колесников.

В общем, скандал с безобразной дракой, устроенной Королем эстрады, наше ТВ отыграло по полной программе. На его фоне померкли прочие новости, умело задвинутые мастерами пиара и пропаганды на второй (если не на двадцать второй) план. Рейтинг событий недели по версии ТВ выстроен примерно так: скандал с Киркоровым, акулы-людоеды, поющий Путин, собака Путина, обретшая имя, немного о станице Кущевской. И о футболе - то есть о событиях на Манежной площади.

Немногие итоговые воскресные программы ("Центральное телевидение" на НТВ и "Неделя" на РЕН) начали свои выпуски с Манежной, отметив, что это история совсем не про футбол. Остальное ТВ выходных дней, нацеленное исключительно на развлечение и отвлечение публики, не позволило себе ни одного спецвыпуска о происходящем в центре Москвы - хотя бы ради своевременного оповещения и предупреждения граждан: не ходите, граждане, на Манеж гулять! Не садитесь в метро - опасно для жизни! То же самое было и в среду, когда готовилась массовая ответная акция кавказских диаспор, о чем гудел весь интернет. Лишь ближе к вечеру в новостях появились сюжеты, свидетельствующие о том, что в центре Москвы все спокойно, ситуация под контролем и ОМОН не дремлет. И только ближе к позднему вечеру стали показывать сюжеты о сотнях задержанных и стычках в разных местах столицы. А всерьез анализировать события посмели прогрессивный телеканал "Дождь" да (как это ни странно) программа "Судите сами", где среди всего прочего было сказано о том, что националистические и фашистские идеи пользуются большой поддержкой общества - особенно на фоне тотального беззакония, вопиющей социальной несправедливости и связанного с этим отчаяния и даже озверения масс. "Как с этим бороться? - задал вопрос один из участников ток-шоу, психолог Александр Асмолов и сам ответил: - Надо, как минимум, об этом говорить".

Признаки озверения общества обсуждали и в программе "Пусть говорят" на примере двух случаев избиения родителями учителей, поставивших их детям не ту оценку. Два молодых бугая - папаши, не долго думая, набрасывались на хрупких молодых учительниц с кулаками (это запечатлела камера наблюдения), а один, повалив жертву на пол, бил ее ногами на глазах потрясенных детей. И снова, как и в случае с Киркоровым, в студии нашлись добровольные защитники подонков: а нечего, мол, ставить детям двойки! И как вы, педагоги, могли допустить, чтобы расправа происходила на глазах у детей! Видимо, им надо было увести разъяренных папаш подальше от детских глаз и уже там, в темном тихом месте, добровольно отдать себя на растерзание. Впрочем, разумные участники программы признали, что насилие над учителями - не факт, а явление. И идеология - "я тебя урою" (как кричал учительнице один из родителей) - получила массовое распространение.

Драка, учиненная кумиром масс Киркоровым, вполне вписывается в эту идеологию. Об этом бы и поговорить с ним и с нами Малахову, но, когда речь идет о защите своих интересов, отступают логика и здравомыслие. А в головах не слишком обремененных интеллектом и душевным сочувствием зрителей что остается? Если уж "великие" такое себе позволяют, что уж говорить о нас, простых смертных? Что позволено Юпитеру, позволено и быку. Сегодня на церемонии вручения музыкальной премии "Золотой граммофон", которую будет транслировать "Первый канал", возможный подозреваемый (т.к. вопрос с возбуждением дела не ясен) Филипп Киркоров будет петь о любви с оперной дивой Анной Нетребко. Рейтинг обеспечен! Зрители очень любят погорячее и на экране, и в жизни. Ведь даже супружеские пары, как отмечают психологи, особенно страстно мирятся после того, как отходили друг друга кухонной утварью по башке. ТВ, стало быть, зеркало жизни.

Комментарии
Прямой эфир