Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Национал-фанатизм

Вчера мы крупно и близко увидели лицо эпохи, которую называют нулевой. От каждого десятилетия остается свой образ - тридцатые, например, были куда как неоднозначны, от них остались ГУЛАГ, Дом на набережной, "Рабочий и колхозница". С сороковыми-роковыми все понятно. От девяностых, при всех их надеждах, остался ларек с паленым "Ройялом", браток и черный Белый дом, накладывающийся на выжженную площадь Минутка с силуэтами горелых танков. А нулевые окончательно оформились в 2010-м: символ державной мощи - Манежная площадь, Александровский сад, - и толпа то ли нацистов, то ли фанатов, то ли национал-фанатов, скандирующих "Бать Кавказ"
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вчера мы крупно и близко увидели лицо эпохи, которую называют нулевой. От каждого десятилетия остается свой образ - тридцатые, например, были куда как неоднозначны, от них остались ГУЛАГ, Дом на набережной, "Рабочий и колхозница". С сороковыми-роковыми все понятно. От девяностых, при всех их надеждах, остался ларек с паленым "Ройялом", браток и черный Белый дом, накладывающийся на выжженную площадь Минутка с силуэтами горелых танков. А нулевые окончательно оформились в 2010-м: символ державной мощи - Манежная площадь, Александровский сад, - и толпа то ли нацистов, то ли фанатов, то ли национал-фанатов, скандирующих "Бать Кавказ".

Вот что бывает со страной, в которой годами искореняется все нерентабельное, а потом - все нестандартное, называемое для блезиру неформатным. Вот что получается с обществом, в котором власть одной рукой распихивает прибыли по западным банкам, а другой поглаживает наших верных ребят, нашистов или байкеров. Вот что бывает там, где целенаправленно искореняется культура (неудобная по обоим признакам - нерентабельная и неформатная), зато насаждается быдловатая гордость поднявшихся с колен. Гордость эта существовала в двух вариантах: элитном и пролетарском. Элитный был гламурный, рублево-успенский, тусово-куршевельский, а был еще пролетарский - весь такой патриотичный, такой спортивный. Иногда, по случаю заполучения нами очередного спортивного мероприятия, они объединялись.

После взрывов на Черкизовском рынке "Известия" опубликовали мою колонку "Необыкновенный фашизм", в которой я недоумевал: отчего бы это сегодня, вопреки всем базовым теориям, в России процвел самый пещерный национализм с террористическими методами и широкой социальной базой? Вроде и экономических предпосылок нет, и свобода слова номинально кое-где сохранилась, и Кавказ вроде замирен. А он цветет себе. Тогда власть очень обиделась, появилось несколько отповедей безвестных журналистов под странными фамилиями - что-то вроде "Петров"...

Сегодня уже ясно: фашизм приходит туда, где истребляются культура и мысль, где власть обслуживает себя и крышует своих, где нет мысли и соответственно будущего. Ведь люди, которые вчера громили станцию метро "Охотный Ряд" и Манежную площадь, - это именно окраинная молодежь, у которой будущего нет. Нынешней власти они нужны только для одного: показывать их время от времени, выпуская на площади, прямо попустительствуя - и приговаривая: видели, видели? Смотрите, что будет, если не мы. Смотрите, от кого мы вас ограждаем. Вот она, реальная площадная политика. И так далее.

Но теперь, слава богу, не 1907 год, и никакой гершензон уже не станет благословлять власть, "штыками своими охраняющую нас от народа". Все уже поняли, что эта власть их для нас и растит - вот этих самых, от кого якобы охраняет. И не важно, что в душе она надеется удержать их потом в узде. Опыт показывает, что удержать в узде такую силу не удавалось еще никому. Фашизм всегда начинается с попустительства тех, кто надеется им попользоваться, с тех, кто перенимает его язык и интонации, дружит с байкерами и поощряет наших славных мальчиков, любящих спорт. Кушают потом без разбора - и тех, кто сопротивлялся, и тех, кто попустительствовал, и тех, кто помалкивал.

Версии сегодня высказываются самые разные: бездействие силовых структур объясняют хитрым планом - мол, в стране хотят ввести чрезвычайное положение и вернуть - ну, вы понимаете... Другие говорят, что фанатов не хотят будоражить, а потом выловят по одному с помощью видеосъемки... Третьи утверждают, что с фанатов начнется справедливая социальная (и национальная!) революция - пусть сильнее грянет буря (оптимисты, мать их!). Все эти объяснения малоинтересны, поскольку универсальное объяснение происходящего дали братья Стругацкие в 1963 году: "После серых приходят черные". Ну вот, они пришли. У нас уже есть свой Хорст Вессель. Его память чтили в том числе и те самые байкеры. И до реального Егора Свиридова, как и до настоящего Хорста Весселя, никому нет дела. Вопрос "Что делать?" уже не имеет смысла - все уже сделано. Мюнхен уже в Москве. Фашизм не надо специально растить - достаточно выкорчевать все, что ему противостоит. Он может прийти под видом Кущевской, а может - под видом фанатского сборища. И какая разница, как он называется? Однажды он пришел под социалистическими лозунгами. Сегодня явился под лозунгом "Спартак - чемпион" и "Бать Кавказ". И страна в нынешнем виде эти лозунги заслужила. По мощам и елей.

Комментарии
Прямой эфир