Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Композитор на распутье

11 ноября известный московский ансамбль "Студия новой музыки" дает концерт под названием "Тур де Франс". В Рахманиновском зале консерватории ожидается аншлаг, как, впрочем, и на других выступлениях этого коллектива. На днях музыканты отправляются в турне по Франции с программой из современной русской музыки
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

11 ноября известный московский ансамбль "Студия новой музыки" дает концерт под названием "Тур де Франс". В Рахманиновском зале консерватории ожидается аншлаг, как, впрочем, и на других выступлениях этого коллектива. На днях музыканты отправляются в турне по Франции с программой из современной русской музыки. С художественным руководителем ансамбля и одним из самых востребованных российских композиторов Владимиром Тарнопольским специально для "Известий" встретился Ярослав Тимофеев.

известия: Как вы восприняли идею провести Год Франции в России?

владимир тарнопольский: В течение последних семи лет мы регулярно приглашали в Москву наиболее известных композиторов Франции, которые занимались с музыкантами нашей "Студии", читали лекции, проводили мастер-классы. У нас побывали практически все лидеры французской композиторской школы: Тристан Мюрай, Филипп Юрель, Алан Госсен, Филипп Фенелон, Франсуа Парис и другие. Так что для нас французско-российский год - это не одноразовая "политическая" акция, а важный этап реализации нашей долгосрочной программы.

и: Как проходят ваши поездки во Францию?

тарнопольский: В октябре "Студия новой музыки" с большим успехом представила в Париже программу из сочинений композиторов русского авангарда 1910-1920-х годов. Через несколько дней состоятся наши концерты в Лионе и Ницце. Будем играть современных русских авторов. Кстати, один из концертов пройдет в рамках фестиваля "Неизвестная Сибирь", организованного Фондом Михаила Прохорова.

и: А играть будете московских композиторов?

тарнопольский: Да, причем программа была сформирована в результате детальных обсуждений с французами. Вообще, цель этого фестиваля - разрушить сложившиеся стереотипы в представлении друг о друге.

и: Если сравнить Францию и Россию в сфере современной музыки - какой будет счет? Я понимаю, что в финансовом аспекте сравнение бессмысленно, а в творческом?

тарнопольский: В одном только Париже сосредоточено больше десятка первоклассных ансамблей современной музыки. На всю Россию таких ансамблей два-три. Кроме того, именно во Франции в 1970-х годах сформировалась спектральная школа - это, пожалуй, последнее крупное направление, появившееся в академической музыке. Российская композиторская школа до конца 1980-х вообще жила в загоне. И хотя сейчас мы и пытаемся наверстать упущенное, все равно отставание на одно-два поколения налицо.

и: В чем рецепт французского успеха?

тарнопольский: У французов вопросы развития новых направлений в культуре всегда находятся в фокусе любых дебатов о национальной идентичности. В отличие от нас, для них "культура" - это визионерский взгляд в будущее, а не самолюбование в прошлом. В один прекрасный день, в 10 часов утра президент Помпиду позвонил великому французскому композитору Пьеру Булезу и спросил: "Чем государство может помочь современной музыке?" Булез перечислил возможные действия. Помпиду уточнил: "Когда вы можете начать?" Булез ответил: "В 11 часов". Таков французский рецепт.

и: Вы хотите от государства денег?

тарнопольский: В последнюю очередь. Нам нужна институализация. Нужно, чтобы деятельность композиторов и музыкантов, занимающихся современной музыкой, была юридически оформленной, устойчивой, независимой от вкусов конкретных чиновников. Чтобы они не были вынуждены ходить к властям с протянутой рукой. Эта система отношений закрепилась и стала нормой жизни. А она в корне неправильна. Она формирует унизительную мелкую зависимость и в конце концов - нравственную продажность.

и: Какую систему отношений художника и власти предложили бы вы?

тарнопольский: Мне нравится алгоритм, принятый в некоторых странах Северной Европы: каждые пять лет все творческие коллективы представляют программу своих действий на ближайшую пятилетку. Экспертный совет, действующий максимально прозрачно, решает, кому и сколько давать денег, а кому - не давать вовсе. И даже самые заслуженные и прославленные коллективы могут вдруг лишиться поддержки, если перестанут держать уровень или будут недостаточно инновативны.

и: А зачем вообще поддерживать современную музыку? Какую пользу вы приносите государству?

тарнопольский: Польза от современного искусства "только лишь в том", что оно формирует интеллектуальный и культурный уровень страны. Схематично говоря, в Германии производят такие замечательные автомобили потому, что эстетические, дизайнерские, формальные идеи в своем "чистом виде" сначала формировались в искусстве - в современной музыке, живописи и т.д. А уж потом они стали достоянием техники, промышленности или городской среды. Если наше государство будет вкладывать в современную культуру - то, возможно, (при благоприятных условиях) лет через двадцать мы получим инновационную экономику. Если не будет - не получим никогда. В этом случае мы всегда будем покупать устаревающие западные технологии, как делаем сейчас и как делали пятьдесят лет назад в случае с итальянским "Фиатом".

и: Почему на концертах современной музыки так мало публики?

тарнопольский: На концертах "Студии новой музыки" как раз с публикой проблем нет. В нынешних условиях мы не рассчитываем на полуторатысячные симфонические залы, но в камерных залах у нас есть своя постоянная аудитория, которой иногда приходится даже сидеть на полу и на подоконниках. В регионах публика бывает даже более любопытна, но при этом часто и более наивна.

и: Каков ваш прогноз на ближайшие тридцать лет в области современной музыки?

тарнопольский: Он не оптимистичен. Все тенденции, которые мы наблюдаем при расцвете капитализма, получат свое дальнейшее развитие: массовая культура - для подавляющего большинства, классика - для высокой буржуазии, давно уже "прирученный" рок пополам с поп-авангардом - для молодежи. Развитие композиторского творчества не прервется, но оно будет проходить "в катакомбах", в небольшой аудитории профессионалов. Остается надеяться, что фундаментальный кризис - экономический, экологический или цивилизационный - взорвет капитализм и заставит оздоровить систему общественных ценностей.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...