Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Шизофрения, как и было сказано

"Глазам не верю, неужели в самом деле ты пришла? Боже мой! Моя потеря, ты нашлась, входи скорее в дом родной..." Да простит мне Примадонна небольшое и сознательное искажение текста ее известной песни, но именно эти слова и этот мотивчик вертелись у меня в голове, когда я читала в блогосфере отзывы на пятничный выпуск программы "НТВшники" - сразу по его окончании. В ночи. По горячим, что называется, следам
0
Ирина Петровская
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

"Глазам не верю, неужели в самом деле ты пришла? Боже мой! Моя потеря, ты нашлась, входи скорее в дом родной..." Да простит мне Примадонна небольшое и сознательное искажение текста ее известной песни, но именно эти слова и этот мотивчик вертелись у меня в голове, когда я читала в блогосфере отзывы на пятничный выпуск программы "НТВшники" - сразу по его окончании. В ночи. По горячим, что называется, следам.

"Че это было? Че будет? Оттепель? Перестройка? Она нашлась и вернулась - свобода слова - в дом родной? Боже мой!" Для тех, кто не в теме, поясню: в пятницу в эфире НТВ вышел специальный выпуск программы "НТВшники", в котором обсуждали "Конец Юрского периода". Ерническое название темы настраивало на вполне определенный и уже заданный многими другими программами НТВ лад, но оказалось лишь данью инфотейнменту - жанру, обязывающему телевизионщиков облекать в ироническую форму любое, даже очень серьезное содержание.

"Юрский период" (так обозначили энтэвэшники 18-летнюю эпоху правления Юрия Лужкова) обсуждали сами журналисты НТВ, а также отнюдь не частые на нынешнем НТВ гости: Алексей Венедиктов, Юлия Латынина, Леонид Парфенов, Станислав Белковский, Геннадий Селезнев, Сергей Станкевич, а также Александр Хинштейн с Андреем Карауловым, причем последний, как и все собравшиеся в студии, еще не знал, что и его дни сочтены, и канал "ТВ Центр" скоро "сольет" своего главного агитатора-горлана-главаря ровно туда, куда и он многие годы сливал некоторых героев своей программы (если б энтэвэшники это знали, то наверняка по законам все того же инфотейнмента тоже сопроводили бы появление Караулова каким-нибудь ерническим заголовком типа "Караулов устал!").

Первое потрясение ожидало зрителей уже в самом начале программы. Один из ее участников, директор праймового вещания НТВ Николай Картозия предварил обсуждение поразительным уведомлением: мол, господа хорошие, не будьте шакалами, воздержитесь от глумливых шуток по поводу Юрия Михайловича. Вот не надо этого - "пасечник", "пчеловод", "кепка". Огромная просьба - даже в своей злобе будьте корректными!

Однако злобное зрительское возражение - "чья бы корова мычала!" - почти тотчас же сменилось захватывающим дух восторгом изумления: "Неужели в самом деле?" Память возродила яркие картинки славного прошлого - парфеновское "Намедни", "Глас народа" с Киселевым и Сорокиной и "Свободу слова" с Савиком Шустером... "НТВшники" всерьез и без видимых глазу ограничений и купюр заговорили о самой громкой отставке последних лет, припоминая Лужкову все хорошее, что он сделал за годы правления в столице, и то плохое, что ему инкриминируют, но доказывать пока не спешат. Склоняли и верховную власть, отменившую выборность глав регионов и играющую в одной ей ведомые политические игры. Отдали должное трусоватости и сервильности мастеров культуры, долгие годы кормившихся с руки московского градоначальника, но поджавших хвосты, когда потребовалось возвысить голос в его защиту - никто из них, кроме поэта Ильи Резника, не согласился прийти в студию "НТВшников" поговорить о "творческом наследии" героя программы.

Зато те, кто пришел, - и защитники, и противники мэра - вняли завету Картозии, за что он их в финале программы горячо поблагодарил. А ведущий Антон Хреков закончил эфир так: "За то, что Юрий Михайлович сделал хорошего, мы, энтэвэшники, хотим сказать ему спасибо".

Но чудеса на этом не закончились. Уже на завтра в "Русских сенсациях" Лужкова вновь тупо мочили в спецвыпуске "Москва. Звонят колокола" (ау, господин Картозия!). А в воскресенье - в программе "Центральное телевидение" - вновь сочувствовали. Ведущий Вадим Такменев связался по телефону с женой мэра Еленой Батуриной, и она согласилась с ним поговорить - видимо, так подкупил ее искренний и человеческий первый вопрос журналиста: "Как там Юрий Михайлович? Как он себя чувствует?" Когда же она вспомнила о "заслугах" НТВ в деле "разоблачения" мэра, а Вадим Такменев ей возразил - мол, бывают и взвешенные программы, - она справедливо заметила: "Одной взвешенной программой от желтизны не отмоешься".

Вот и народ возбудился. И у народа ум за разум зашел. Как это может быть? Сначала калечат - потом лечат. И как это все совмещается в одном, как говорится, флаконе - "Дело в кепке" и "Дорогая Елена Николаевна" с "НТВшниками" и "Центральным телевидением"? Плюрализм в одной голове - признак шизофрении.

Разумеется, не следует списывать со счетов профессиональную порядочность одних - Хрекова, Такменева, Лобкова, Лошака, выполняющих нормальную журналистскую работу, - и профессиональную неразборчивость других, приравнявших перо к штыку, чьи фамилии в финальных титрах пишут так мелко, чтобы никто из зрителей не смог персонифицировать участников этого "свального греха". Но и предположить, что НТВ в обоих случаях действует исключительно самостоятельно, может лишь очень наивный зритель. Дан заказ ему: отрешить Лужкова от должности и народного доверия. Для одной части аудитории - брутальных поклонников "Чистосердечных признаний" и "Русских сенсаций" - сгодится и "Дело в кепке". Для других - рефлексирующих и задающихся вопросами - временно, для выпуска гражданского пара, открываются клапаны в виде "НТВшников" и "ЦТ". Типа - у нас дискуссия.

Для тех же, кому надо все разжевывать и вкладывать в заранее открытый рот, подойдет "Поединок" на канале "Россия". Его ведущий Владимир Соловьев в ответ на вопрос одного из участников - либерала Леонида Гозмана: "Володя, вы здесь кто - рефери или один из участников?" - гордо заявил: "Никогда не был и не буду рефери. Я - Соловьев! И моя задача максимально подробно разъяснить зрителям позиции сторон". Вот он и разъяснял. Гозмана затыкал, его слова передергивал. Зато при звуке голоса державника Никиты Михалкова застывал в почтительном восхищении, раз за разом констатируя: "Красиво! Красивый образ! Красивый ответ!" И невзирая на все логичные аргументы оппонента, оба они - Михалков с Соловьевым - горячо убеждали народ, что он, народ наш, дремуч и ленив, доверчив и безответственен. И выбирать себе руководителей самостоятельно у него кишка тонка. Дай ему волю - одних бандитов наизбирает! Так что пусть не рыпается, а уповает на мудрость "отцов нации", которые лучше знают, что нужно народу и кому доверить его "окармливать" (меткое и показательное выражение Никиты Сергеевича). Среди этих "окармливающих", безусловно, числят себя и Михалков с Соловьевым, в ходе "Поединка" полностью слившиеся в экстазе взаимного восхищения и понимания. В качестве музыкальной иллюстрации здесь тоже очень подошла бы песня Пугачевой, с которой я начала эту заметку. Точнее - ее припев: "Ты и я, мы оба правы, правы, ох, как правы. Скажем мы друг другу: "Браво! Браво, браво, браво. БравО!"

Вот только зрителей жалко. У них, наверное, в голове не песни звучат, а настоящий сумбур вместо музыки. Как все это понимать? Что думать? Кому верить? Верить - не верить? К сердцу прижимать - к черту посылать? Плевать - целовать? Шизофрения, как и было сказано.

Комментарии
Прямой эфир