Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Как мы открывали Америку

В начале 90-х годов прошлого века "Известия" шагнули за океан: вместе с известной корпорацией Херста мы начали выпускать первую независимую российско-американскую газету "We/Мы" в Москве и Вашингтоне. Проект и сейчас представляется масштабным: 16 страниц формата "материнской" газеты (в английском варианте новое издание было несколько уже), да еще и в цвете
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В начале 90-х годов прошлого века "Известия" шагнули за океан: вместе с известной корпорацией Херста мы начали выпускать первую независимую российско-американскую газету "We/Мы" в Москве и Вашингтоне. Проект и сейчас представляется масштабным: 16 страниц формата "материнской" газеты (в английском варианте новое издание было несколько уже), да еще и в цвете. Два известинца - Сергей Дардыкин и Александр Иванько - работали в американской редакции под руководством Максвелла МакКрохона. Меня отозвали из Финляндии, где я тогда собкорил, и предложили возглавить российское издание. С американской стороны заместителем редактора стал известный журналист Джерролд Шектер, бывший представитель журнала "Тайм" в СССР, а корреспондентом - Питер Хлебников (брат убитого впоследствии в Москве Пола Хлебникова).

Кроме меня в русской редакции было поначалу еще два человека - Борис Иванов и Александр Аничкин. Для нас самым трудным было организовать службу переводов - особенно с русского на английский язык. Рабочий день иногда длился с 10 утра до 2 ночи. Вскоре г-н МакКрохон попросил меня вручить двенадцать роз нашей лучшей переводчице - Ольге Тереховой. Помня, в каких случаях у нас используется четное количество цветков, мы подарили Ольге тринадцать роз (одному суеверию предпочли другое).

Газета широко освещала тенденции в культурной жизни, образовании, все же бал в каждом номере правила политика. Удивительно, что представители двух столь разных стран ("два мира - две системы") приходили к консенсусу по всем вопросам. Таковы преимущества журналистики, не зашоренной идеологией. У нас, например, выступали такие "ястребы", как Збигнев Бжезинский (кстати, с отличной статьей о возможном характере российско-украинских отношений). Печатались видные экономисты и политологи обеих стран. Из-за океана делился своими наблюдениями о жизни в России Василий Аксенов. Первое интервью для печати дала нам Наина Ельцина, оно имело большой успех в США, его перепечатали в газетах многих стран.

Надо отметить, что большинство расходов по ведению "хозяйства" несла американская сторона. Технический директор Уолтер Хемптон оснастил нас лучшими по тем временам компьютерами. Наши партнеры финансировали опросы общественного мнения.

Примерно через год после выхода первого номера "We/Мы" американцы обратились к нам с новым предложением - издавать газету, целиком посвященную проблемам проходящей в России приватизации. Главный редактор "Известий" Игорь Голембиовский дал мне полную свободу действий. Дальнейшие события приняли несколько детективный оборот. Жена одного американского корреспондента газеты в специально сшитом поясе провезла через границу 10 тысяч долларов на "раскрутку". Так начался выпуск четырехполосной газеты в газете под названием "Частная собственность". На должность ответственного редактора я пригласил своего бывшего сотрудника в отделе информации "Известий" Гаяза Алимова. И не ошибся. На восьмом этаже "Известий" забурлила творческая тусовка: молодые журналисты азартно "входили в капитализм".

Перелистывая сейчас страницы "ЧС", читая таких авторов, как Отто Лацис, Александр Васинский, Юрий Феофанов, академик Святослав Федоров, и других, удивляешься порой их пророческому дару. "Открыть" новое издание предложили главному режиссеру "Ленкома" Захарову. Марк Анатольевич загорелся и написал статью "Кому пожелать успеха?". Одной из главных мыслей автора была такая: без собственности нет демократии, потому что нет свободного человека; есть раб, люмпен, холуй, холоп, бомж. "Об этом начали осторожно догадываться многие граждане России, очнувшись от многолетней спячки в маразме развитого социализма", - писал Захаров.

...Нам удалось из первых рук получать все новости о ходе приватизации. Это не значит, что руководитель Госкомимущества России Анатолий Чубайс был вне критики. Чубайс напечатал у нас очень откровенное интервью. Мне он сказал, что сам всю жизнь был отлучен от собственности как сын военнослужащего, кочевавшего по различным гарнизонам: казенные квартиры, казенная мебель. В то же время у нас выступили Михаил Горбачев, заявивший, что ваучеризация - это обман трудящихся, а также народный депутат Михаил Челноков - яростный противник Гайдара и Чубайса. Первого он вызвал на дуэль, а второму бросил в лицо пачку обыкновенных листков из блокнота, символизирующих ваучеры...

Всего за четыре месяца вышло 20 номеров "Частной собственности" тиражом 10 миллионов экземпляров. Шектер сообщил мне, что заказчики просили увеличить разовый тираж до 1 миллиона экземпляров, но типография издательства "Известий" по разным причинам сделать этого не могла. Мы провели переговоры с другими изданиями, в частности с "Аргументами и фактами". К сожалению, договориться не удалось: возможные партнеры тянули одеяло на себя.

Ну а кто же из команды, делавшей "Частную собственность", лучше всех усвоил материал, который сам же пропагандировал? Оказывается, только редактор - Гаяз Алимов, которого с полным основанием можно назвать состоявшимся бизнесменом. Остальные способностей к предпринимательству не проявили, включая автора этих строк.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир