Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Шлагбаумы перед НАТО

Подъехав к комплексу серых зданий, минут десять не выхожу из машины - офицеры в камуфляже изучают мой паспорт. Затем предлагают следовать за ними. У очередного шлагбаума натовцы вообще исчезают с моим документом. А ведь еще неделю назад я получил отсюда, из штаб-квартиры Североатлантического альянса, "добро" на визит. Наконец появляются два офицера, вручают пропуск и ленточку на запястье с надписью "NATO Security"
0
Михаил Озеров, вице-президент Ассоциации евро-атлантического сотрудничества, публицист
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Подъехав к комплексу серых зданий, минут десять не выхожу из машины - офицеры в камуфляже изучают мой паспорт. Затем предлагают следовать за ними. У очередного шлагбаума натовцы вообще исчезают с моим документом. А ведь еще неделю назад я получил отсюда, из штаб-квартиры Североатлантического альянса, "добро" на визит. Наконец появляются два офицера, вручают пропуск и ленточку на запястье с надписью "NATO Security".

Впрочем, мое терпение было вознаграждено. Удалось встретиться с ключевыми "игроками" альянса: командующим международными силами в Афганистане американским генералом Дэвидом Петреусом и генсеком НАТО Андерсом Фогом Расмуссеном.

Генерал Петреус совсем недавно сменил Стэнли Маккристала, который был отправлен в отставку из-за скандальных тирад в адрес американских властей. Не потому ли он так тщательно подбирает слова? "Первостепенная задача НАТО в Афганистане, - рассказывает командующий, - кардинально сократить число жертв среди гражданского населения. И в целом успех может быть достигнут лишь совместными усилиями правительств разных стран, ООН, НАТО. Прорыв вскоре произойдет".

А как же рост потерь солдат коалиции в последнее время? Генерал уверяет, что это временный процесс.

На военные действия в Афганистане уходят фантастические деньги. И натовский контингент там - все больше. В то же время срок вывода войск, похоже, затягивается. В официальных заявлениях называется 2014 год, однако к этому времени афганская армия явно не будет готова стать самостоятельной силой. Да и генсек Расмуссен считает малореальным уход через четыре года.

Афганистан - самая крупная в истории миссия НАТО, а весь круг проблем и задач, говорит мистер Расмуссен, чрезвычайно широк. Возникли новые глобальные вызовы: терроризм, нераспространение ядерного оружия, наркотрафик и т.д. НАТО не отходит и от прежних принципов, первоочередным из которых генсек называет защиту жизненно важных интересов Европы и Северной Америки.

Больше всего автора этих строк интересовали, естественно, отношения между Россией и НАТО. Некоторые собеседники в Брюсселе "шли в атаку": "Холодная война" - в прошлом, но остались политические проблемы и проблема доверия. Россия недовольна, что против нее одной - 28 стран. У вас весьма противоречивый подход: вы добиваетесь доверительных отношений с западными странами, одновременно рассматривая НАТО как угрозу своей безопасности, хотя его члены - именно эти страны. Надо избавляться от старых предубеждений".

Кто ж спорит, избавляться от предубеждений надо, и среди основных задач - укрепление доверия. Причем взаимного доверия. Пока же обе стороны отделяют своих от чужих. Об этом идет речь и в документе, который получаешь, едва переступив порог штаб-квартиры. В анализе новой стратегической концепции НАТО, проведенном так называемой группой мудрецов во главе с экс-госсекретарем США Мадлен Олбрайт, черным по белому написано: "Альянс не представляет угрозы для России и не видит ее со стороны Москвы". Говорится в этом документе и о том, что в последние годы российские власти "продемонстрировали стремление к углублению сотрудничества с НАТО" и руководству альянса стоило бы ответить тем же. То есть "продемонстрировать заинтересованность в Совете Россия-НАТО, сфокусировавшись на возможностях для прагматического сотрудничества".

В штаб-квартире в целом принимают этот тезис. Чиновники признают: отношения с Россией улучшаются. Так, в Брюсселе высоко оценили решение Москвы открыть воздушное и наземное пространство для переброски грузов в Афганистан.

Но прозвучало и следующее высказывание: "Мы не можем принять в свои ряды Россию, поскольку в этой стране нет демократии. В то же время Москва считает, что к ней надо прислушиваться. И получается замкнутый круг".

Однако Россия и не рвется в НАТО. Более того, даже если сотрудничество с альянсом вдруг застопорилось бы, для нас это не стало бы сверхтрагедией. Но мы - за развитие партнерских отношений, реальное сближение позиций. И к голосу друг друга действительно надо прислушиваться. При чем тут замкнутый круг?

Приведу слова еще одного высокопоставленного натовца: "При нынешнем развитии событий и перед лицом серьезнейших общих угроз более тесное взаимодействие с нами России, убежден, не за горами". Что ж, звучит оптимистично. Но пока шлагбаумов у входа в НАТО предостаточно. Правда, я вышел оттуда легко. Просто отдал пропуск и ленточку офицерам в камуфляже...

Комментарии
Прямой эфир