Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Поживем - увидим

В конце телевизионного сезона, который как раз завершился и начнется по новой теперь где-то к началу осени, принято подводить его итоги: что удалось, что решительно не получилось, какие тенденции выявились... А вот делать прогнозы на будущее уже давно никто не решается - критикам не хочется попасть пальцем в небо, а топ-менеджеры каналов до последнего хранят свои планы в глубочайшей тайне, дабы конкуренты раньше времени не пронюхали да не стибрили у своих "заклятых друзей" плодотворные идеи, пригодные для копирования и размножения. Одна надежда - на прославившегося своими пророчествами осьминога Пауля
0
Ирина Петровская
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В конце телевизионного сезона, который как раз завершился и начнется по новой теперь где-то к началу осени, принято подводить его итоги: что удалось, что решительно не получилось, какие тенденции выявились... А вот делать прогнозы на будущее уже давно никто не решается - критикам не хочется попасть пальцем в небо, а топ-менеджеры каналов до последнего хранят свои планы в глубочайшей тайне, дабы конкуренты раньше времени не пронюхали да не стибрили у своих "заклятых друзей" плодотворные идеи, пригодные для копирования и размножения. Одна надежда - на прославившегося своими пророчествами осьминога Пауля. Но, увы, на то, чтобы командировать штатного телекритика в Германию, ни одна редакция не пойдет: денег пожалеет. А как бы хотелось спросить гада ("гад" в данном случае - не оскорбление, а всего лишь обиходное название головоногих моллюсков, к коим принадлежит пророк): что сезон грядущий нам готовит? Что будет? Чем сердце успокоится?

За неимением такой возможности вспомним, что было. Отметим со знаком "плюс", что развлечениями народ, кажется, наелся и даже объелся. Ледовые и танцевальные шоу, перепеваемые на новый манер старые песни и самодеятельное творчество масс не принесли ожидаемых рейтингов и к концу сезона уже воспринимались в эфире как какой-то рудимент, надоевший не только публике, но и создателям, вынужденным все же довести запущенные проекты до закономерного конца хотя бы по сугубо прагматичным соображениям: зрелища-то дорогие, за них уплОчено, не пропадать же добру.

Почитатели телевизионного юмора тоже, кажется, совершили качественный рывок - от Петросяна до Мартиросяна с Ургантом и Светлаковым в "Прожекторперисхилтоне". Г-на Цекало не упоминаю в этой ослепительной компании по одной лишь причине: в лучшем юмористическом шоу "Первого канала" он отнюдь не блещет остроумием и молниеносной реакцией, скорее, выполняет роль эдакого старшего смотрящего. Свое же собственное понимание "партизанского"" юмора он продемонстрировал в самой провальной программе сезона под диким названием "Чета Пиночетов" на канале НТВ, продержавшейся в эфире чуть больше месяца. Но гораздо смешнее, чем сама программа, оказалась реакция Цекало-продюсера на разгромную критику его детища. Он так разобиделся, что разразился открытым язвительным (как ему казалось) письмом в адрес всех телекритиков скопом, чем немало позабавил все телевизионное сообщество, тоже не ахти как жалующее критиков, но все же привыкшее держать себя в руках и не пускаться в публичное выяснение отношений. В связи с этим г-н Цекало может претендовать на звание и самого незадачливого продюсера сезона, и самого неостроумного ведущего юмористических программ (по-моему, шикарная была бы номинация на премию "АнтиТЭФИ", если бы таковая существовала).

Прорыв в иную эстетику (хотя пока и единичный) совершила режиссер Валерия Гай Германика с сериалом "Школа", на время вернувшим интерес к телепродукции у самой лакомой для ТВ молодой аудитории. Зрителей старшего и среднего возраста "Школа" расколола, вызвав как ненависть, так и восхищение, что, впрочем, лишь свидетельствует о бесспорности самого события. На нашем давно и, казалось, бесповоротно огламуренном и залакированном пространстве телеэфира намеренно огрубленная, максимально приближенная к реальности "картинка" местами воспринималась как сама жизнь, что как раз почувствовала и оценила юная аудитория, остро ощущающая фальшь остального "взрослого" телеэкрана.

Беспрецедентную, отчаянную, но пока, увы, бесплодную попытку возродить умное ТВ предприняли новые руководители "Пятого канала", вспомнившие былой успех питерского "Пятого колеса" и других лидеров перестроечного эфира. Проблема, как мне кажется, не только в том, что обновленный "Пятый" не предложил по-настоящему острых дискуссий, не вывел на экран по-настоящему ярких персон (исключение - Светлана Сорокина и Дмитрий Быков, украшающие собой любую площадку, где бы они ни появлялись) и, возможно, даже не в том, что по-прежнему строго регламентированы границы дозволенного для показа и обсуждения, а в том, что умный зритель в массовом порядке (если ум и массовость вообще совместимы) за истекшие годы утек от телевизора, и, чтобы его вернуть, необходимы какие-то экстраординарные ходы и нечеловеческие усилия.

При этом оставшиеся у телеэкранов зрители по-прежнему чрезвычайно отзывчивы на откровенный и прямой разговор о сущем. Поэтому событием сезона стало ток-шоу "Справедливость", где главное все-таки не шоу, а "ток", то есть разговор о болевых проблемах общества и пороках системы, делающих жизнь граждан невыносимой, а порой и вовсе несовместимых с самой жизнью. Ну, а безусловным открытием сезона стал адвокат Андрей Макаров в качестве ведущего "Справедливости". Он вернул слову "ведущий", которым называют любого представителя этой телевизионной профессии, работающего в кадре, его подлинный смысл: он именно что ведет участников программы и аудиторию за собой, четко выстраивая логику разговора, не отказывая себе в проявлении личных чувств и гражданского темперамента и точно зная, к какой финальной точке он хочет прийти. Если уж не стесняться пафоса, то, пожалуй, можно сказать, что в программе идет столь необходимое всем нам формирование гражданского общества, в отсутствие которого только и возможны многие ужасные коллизии, день ото дня обсуждаемые в ток-шоу "Справедливость" на канале "РЕН".

А в остальном, прекрасная маркиза, все на телеэкране хорошо. То есть по-прежнему: новости показывают не то, что случилось на самом деле, а то, что разрешено. Сдувшиеся на фоне "Справедливости" общественно-политические ток-шоу обсуждают либо скандальные ("Пусть говорят"), либо периферийные ("Судите сами") темы, герои многочисленных сериалов либо взахлеб любят, либо азартно убивают друг друга. Можно, конечно, напоследок вспомнить украсившие эфир фильмы Леонида Парфенова, отдельные документальные удачи других авторов на всех каналах и прорвавшуюся в эфир канала "Культура" "Катынь", но это все редкие жемчужины в общей массе сами понимаете чего, и, увы, не они в минувшем сезоне делали погоду в телевизионном доме.

Засим я с вами прощаюсь и уезжаю. Не к оракулу-осьминогу, а в отпуск. В мертвый сезон самое время телекритику передохнуть и набраться сил в преддверии нового телевизионного старта. Поживем - увидим.

Следующая "Теленеделя с Ириной Петровской" выйдет 20 августа

Комментарии
Прямой эфир