Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Америка поможет с модернизацией?

Когда президент Медведев заявил, что "140 долларов за баррель (нефти) - это для России катастрофа, это уничтожение всех стимулов к развитию", эксперты начали обсуждать, куда пойдут цены на нефть от установившихся 75-80 долларов за баррель. Думаю, что ответ на этот вопрос может быть только один: вниз
0
Владислав Иноземцев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Когда президент Медведев заявил, что "140 долларов за баррель (нефти) - это для России катастрофа, это уничтожение всех стимулов к развитию", эксперты начали обсуждать, куда пойдут цены на нефть от установившихся 75-80 долларов за баррель. Думаю, что ответ на этот вопрос может быть только один: вниз. И дело даже не в том, что потребление нефти в мире в 2009 году сократилось на 1,7% (впервые с 1982 года), а газа - упало на 2,1% (чего не случалось вообще никогда). И не в том, что недавние оптимистические прогнозы восстановления мировой экономики активно корректируются. Куда большая угроза исходит от финансовых регуляторов.

Современная торговля нефтью - это в основном торговля фьючерсами (то есть обязательствами на поставку), а не "живым" товаром. По данным Петерсоновского института мировой экономики в Вашингтоне, дневной объем торгов фьючерсами в 2009 году был в 15,3 раза выше дневного потребления нефти в мире (в 2002-м - всего в 4,5 раза). Однако почти треть нефти не выходит на мировые рынки и потребляется в странах, где цены регулируются правительствами. Таким образом, объем фьючерсных торгов превышает реальные объемы рыночных сделок с собственно нефтью в 22-25 раз.

Потребление нефти в мире за 2000-2008 годы выросло лишь на 10,9%, в то же время добывающие мощности увеличились на 16,4%, а доказанные запасы - на 22,8%. Однако на этом "спокойном" фоне цены иррационально взлетели с 25 до 147 долларов за баррель, или в 5,7 раза. И после того как Америка в 2008-м заплатила за импортируемую нефть в 4,1 раза больше, чем в 2002-м, демократы сочли, что ситуацию нужно менять. В рамках финансовых реформ, проводимых администрацией Барака Обамы, внесены и в марте-мае 2010 года прошли как палату представителей, так и сенат т.н. Wall Street Reform and Consumer Protection Act и Wall Street Transparency and Accountability Act, способные (если они будут доработаны согласительными комиссиями и подписаны президентом) сократить объем спекулятивных сделок на рынке как минимум втрое. Сейчас сложно оценить, как это повлияет на цены, но удар по ним может быть серьезным. Если учесть, что издержки по добыче нефти составляют в развитых странах от 12 до 30 (в случае эксплуатации нефтеносных песков) долларов за баррель, в России - 4,5-5, а на Ближнем Востоке - всего 2,6-3,2 доллара, потенциал снижения есть - скорее всего, до диапазона 45-60 долларов за баррель, который потребует от нефтяных "жирных котов" на Западе новых технологий, подстегнет восстановление реального сектора повсюду в мире и поставит на место зар-вавшиеся власти петрогосударств. Не будем забывать, что после того, как нефть на мировых рынках в 1973-1980 годов подорожала в текущих ценах с 4,75 до 37,42 доллара за баррель, ей потребовалось 24 года (да еще и война в Ираке), чтобы вернуться - в обесценившихся за это время почти вполовину долларах - к тем же значениям.

Ситуация усугубляется тем, что в нынешнем снижении цен заинтересован не только весь развитый мир, но и Китай - самая крупная индустриальная база планеты. А позиции добывающих стран не так уж и прочны: как и на рубеже 1970-1980-х, их бюджетные расходы и долги в последние годы росли быстрее, чем поступления от продажи сырья, а экономика отнюдь не диверсифицировалась.

История России последних лет доказывает правоту президента Медведева: при 140 долларах за баррель модернизация невозможна. Ее не спасут никакие комиссии и комитеты. Но, быть может, нам поможет Америка? Не инвестициями в промышленность и не консультациями по методам создания новой Кремниевой долины, а радикальной борьбой с тем пузырем, который задавливает модернизацию России?

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...