Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Уральские "горцы"

Музыканты из екатеринбургской группы "Чайф" отметили 25-летие своего коллектива предпасхальным сольником в столичном "Олимпийском". На этом мероприятии выяснилось, какая российская команда у нас сейчас воистину народная
0
3 апреля. Владимир Бегунов и Владимир Шахрин: тезки-основатели народного коллектива (фото: Антон Белицкий)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Музыканты из екатеринбургской группы "Чайф" отметили 25-летие своего коллектива предпасхальным сольником в столичном "Олимпийском". На этом мероприятии выяснилось, какая российская команда у нас сейчас воистину народная.

Трудно вообразить более сплоченную и позитивную публику, нежели та, что поучаствовала в московской серии "чайфовского" юбилея. Десять тысяч человек являлись не столько зрителями, сколько именно соучастниками сейшена Владимира Шахрина и компании под вывеской "25 лет выдержки". Мужики с Урала, еще с лихих девяностых настойчиво пропагандирующие "оранжевое настроение", встретили одетых в соответствующие цвета поклонников (их легко спутать с фанатами футбольной сборной Голландии) молитвенным плачем: "Силы небесные, так пожалейте же бедную нашу страну. Пусть виноватую, пусть миром клятую, но все же такую одну..." А следом затянули отходняк далекой юности "Шаляй-валяй", записанный аж в 1987-м для альбома "Дерьмонтин" и реинкарнированный нынче блокбастером "Стиляги". Такой ход не только обозначил драматургию всей программы, но и позволил умело справиться с амбивалентностью момента. С одной стороны - тут праздник накануне еще одного праздника. С другой - только что закончился траур по погибшим в московской подземке...

Если хорошенько задуматься и не сильно пугаться радикальных на первый взгляд сопоставлений, можно сказать, что после Высоцкого лидер "Чайфа" Шахрин - самый "общепримиряющий" и доходчивый у нас автор-исполнитель. Не Шевчук, Розенбаум или Макаревич, а именно Шахрин. У него фактически безупречная репутация, универсальная для российского массового сознания харизма и проникновенность без простоватости и лубочности. Шахрин как бы всем свой - и верхам, и низам, причем без панибратства, лицемерия или юродства. Успешный музыкант, хороший семьянин, патриот малой родины. Единственный из наших рок-звезд такого калибра, кто не перебрался в Москву или Питер, а как жил, так и живет в Екатеринбурге...

Первая треть программы была наиболее пронзительной и архивной. "Вольный ветер", "Ободранного кота", "Белую ворону", "Вместе теплей" "Чайф" пел на фоне старого провинциального двора, засыпанного осенней листвой. Далее этот задник сменился каскадом световых экранов. А на главном из них под тему "Время не ждет" пошел поминальный ряд портретов ушедших рокеров: Майк Науменко, Александр Башлачев, Анатолий Крупнов, Виктор Цой... Вспомнили и покойного клавишника "Агаты Кристи", земляка "чайфов" Александра Козлова. А вот Илью Кормильцева в мартиролог почему-то не включили. Это был, пожалуй, один из двух не самых правильных эпизодов концерта. Вторым я счел отсутствие в программе одной из лучших ранних песен "Чайфа" - "Религия завтрашних дней". В этот вечер она, по-моему, пришлась бы ко двору. Будем считать, что ее заменила другая старая грустная сага "Всему свое время", исполненная Шахриным дуэтом с Настей Полевой...

На хите "Оранжевое настроение" шоу достигло почти гипнотического градуса. Многотысячная толпа - от танцпола и вип-секторов до балконной галерки - поднялась с кресел и по команде музыкантов совершала синхронные взмахи руками. Стоит ли говорить, как исполнялись за несколько минут до того главные гимны "чайфов" - "Ой-йо" и "Аргентина-Ямайка - 5:0". Расставались же уральцы с народом приблизительно так же, как здоровались, - еще одним знаменитым рыданием "Поплачь о нем". Здесь с ними пели еще и друзья-коллеги: Гарик Сукачев, Сергей Галанин, Настя, Егор Белкин, Сергей Воронов, Рушан Аюпов. Потом весь этот "ближний круг" переместился на застолье, устроенное тут же, за кулисами...

Комментарии
Прямой эфир