Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
Две трети российских специалистов задумались о смене места работы в 2023 году
Мир
Посольство РФ выразило соболезнования в связи с жертвами землетрясения в Иране
Мир
Зеленский назвал жесткой ситуацию под Артемовском и Угледаром
Мир
Блинкен выразил обеспокоенность США якобы поставляемыми России иранскими БПЛА
Общество
Шеф-редактор «Союзмультфильма» рассказал о таланте Вячеслава Назарука
Происшествия
«Известия» получили видео умышленного поджога автомобиля в Москве
Мир
Выступившая против санкций для РФ партия Австрии заняла второе место на выборах
Мир
Ведущая Welt перепутала Красную армию с организацией немецких радикалов
Мир
WSJ узнала о единственной подконтрольной ВСУ дороге в Артемовск
Общество
Умер создатель кота Леопольда художник Вячеслав Назарук
Армия
Сержант Теплов предотвратил атаку на тактическую группу десантников РФ
Мир
Супруга Ассанжа заявила о его плохом физическом и психологическом состоянии

Чили - любовь моя

Неделю назад в Сантьяго были перезахоронены останки певца Виктора Хары, зверски убитого на стадионе "Чили" в 1973 году после прихода к власти генерала Аугусто Пиночета. На похоронах в почетном карауле стояли бывшие советские студенты, чилийцы и русские, члены интербригады имени Виктора Хары. Бригада была организована в 1977 году, и студенты в течение девяти лет передавали заработанные деньги чилийской диаспоре. С активистами отряда уже сегодня встретился корреспондент "Известий" Кирилл Артеменко
0
Фото: Интерпресс/Петр Ковалев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Неделю назад в Сантьяго были перезахоронены останки певца Виктора Хары, зверски убитого на стадионе "Чили" в 1973 году после прихода к власти генерала Аугусто Пиночета. На похоронах в почетном карауле стояли бывшие советские студенты, чилийцы и русские, члены интербригады имени Виктора Хары. Бригада была организована в 1977 году, и студенты в течение девяти лет передавали заработанные деньги чилийской диаспоре. С активистами отряда уже сегодня встретился корреспондент "Известий" Кирилл Артеменко.

- Мы и не сомневались, чьим именем назвать отряд, - вспоминает Елена Тимофеева, бывшая в разные годы и комиссаром, и командиром отряда. - Судьба Виктора Хары была у всех на слуху. А с нами в Финэке училась чилийская девушка - Нелли Салас Варгас. Она бежала из Чили после свержения правительства Альенде военной хунтой и много рассказывала о трагических судьбах соотечественников.

Листаем фотоальбом 1977 года, заполненный работами бессменного фотографа - Александра Николаева, командира отряда. На картонные страницы наклеены групповые снимки бригады и портреты чилийцев. Глянцевитые яблоки, потрескавшаяся от зноя земля и в отдалении - горы. Интербригада отправлялась на работы в Ставропольский край, потому что под Ленинградом иностранцам, а тем более южанам, было холодно.

- Чистый воздух, ледники, журчание горных рек были для наших чилийцев напоминанием о родине, - рассказывает Елена Тимофеева.

Подъем - в 4 часа утра, работа в поле - до полудня. Собранные яблоки большими вагонами отправляли на север, в Мурманск. А деньги, заработанные за лето, - на юг, в Чили. Чемодан с шестьюдесятью тысячами рублей был передан через чилийскую диаспору в Советском Союзе. Для сравнения - новые "Жигули" по тем временам стоили пять тысяч рублей.

- Саша Николаев, тогда cекретарь комсомола по идеологической работе, предложил поучаствовать в Движении солидарности с чилийским народом. И по большому счету, он придал формальному поручению неформальность, - говорит Елена. - Потом отряд наш расширился. Я поехала в Москву. Пришла в партком Московского университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы и попросила известить чилийцев о нашем отряде. И даже представить не могла, что из этого выйдет.

Вавилонский отряд

В итоге отряд вырос до ста человек, из которых 40 были иностранцами, и не только приехавшими из Чили. Португалия, Чехословакия, Венгрия, Монголия, ГДР, Болгария, Куба - далеко не полный интернационал бригады.

За столом рядом с Еленой - Лариса Воеводина, тоже бывший комиссар бригады, и гражданин Панамы Хано Харамильо - летом 1980 года боец стройотряда. В России он в первый раз за 29 лет. Хано окончил Университет дружбы народов и стал врачом-педиатром. Он не был вынужден бежать из родной страны, как его чилийские друзья, а в СССР поехал из любопытства. "У меня появилась возможность поехать в Союз учиться. Молодым все интересно". Получил диплом, который, кстати, в Панаме долго не признавали, и в тот же день отправился на родину, "к лучшим условиям для медицины". Теперь Хано работает в государственной клинике для бедных, спасая недоношенных детей от верной гибели.

- Самый маленький из тех, кого я спасал, весил 715 граммов, - Хано и спустя 30 лет прекрасно говорит по-русски. - Мне повезло: из моих пациентов ни один не остался инвалидом. А платят мне хорошо, государство тратит большие деньги на нужды здравоохранения.

- А как вы узнали об интербригаде?

- Мне было семнадцать. Я только что приехал из Панамы, познакомился с чилийцем и узнал о ребятах, которые работают не ради денег, а за солидарность. Мой друг рассказал, как хорошо в том отряде. Я никогда не состоял в компартии, но на следующий год решил ехать работать.

Мы поедем тоже

В Университете дружбы народов компания была разношерстная, но дружная. Чилиец собирается в отряд, а соседи по комнате, немец и монгол, говорят ему: мол, чего это мы останемся? Мы тоже поедем!

- Думаю, в одно время среди студентов это было модно - ехать в отряд, - отмечает Хано.

- Мы, конечно, были не единственным таким отрядом в стране, - говорит Лариса Воеводина. - В Куйбышеве, в Саратове, в Новосибирске были те, кто поддерживал борьбу с чилийской хунтой. В стране в то время - мощный политический фон: в газетах писали и про свергнутое правительство Альенде, и про репрессии Пиночета. - Действительно, на газетных вырезках в альбоме заголовки: "Народ Чили победит!". - Мы, получается, воплощали в жизнь политическую идею, но грамотно, честно и с интересом. Получилось что-то живое, чуждое советской бюрократии.

На столе разложены желтоватые страницы отрядной летописи, которая рассказывает о новых инициативах и успехах в помощи чилийцам. В течение года отряд собирался на встречи, организовывали самодеятельность, в движение вступали новые люди. Ближе к концу "летней" главы 1978 года строчки:

"23 августа. Перед зрителями с речью выступала Вивиана Корвалан. Она сказала, что помощь советского народа чилийским патриотам - это проявление принципов пролетарского интернационализма".

История визита в отряд дочери генерального секретаря компартии Чили чуть не принесла Елене Тимофеевой серьезные неприятности.

- Мне сообщают, что пришла телеграмма: к нам собирается Вивиана Корвалан. Меня отвезли в крайком давать объяснения. Ведь для государственных деятелей нужно было специальное приглашение. А мы ее и не приглашали - она сама приехала, как и простые студенты.

Для дочери Корвалана партком, конечно, расстарался: угощали гостью и отряд в ресторанах, поили вином из погребов, делали памятные снимки. А прежде для пополнивших бригаду активистов не хватало даже вилок и ложек, вновь прибывших было негде разместить.

Разумеется, в отряд можно было не принимать никого без справок и прививок. Так, однажды у чилийцев началась страшная дизентерия, и начальству отряда пришлось ночью, как по тревоге, отправлять их самолетом в Волгоград. Спустя 30 лет Елена Тимофеева поражается своей легкомысленности.

- Идет как-то по полю русский мальчик, спрашивает: где здесь интербригада стоит? Я его за почтальона приняла, рукой махнула в сторону лагеря, - рассказывает Елена. - Возвращаюсь - а он уже моется под душем. Жить у вас буду, говорит. Я должна была каждый раз выяснять, как зовут студента, откуда он, есть ли у него виза, сколько месяцев у него отпуск, начислить ему заработную плату в соответствии с трудовым законодательством и потом перечислить ее в Чили. А я и фамилий их не знала. Потом оказалось, что из соображений личной безопасности многие были под чужими именами.

Классовые противоречия

Между чилийцами в отряде, оказывается, существовали противоречия, которые советским студентам были непонятны. Например, группа чилийцев не хотела ночевать в одном помещении с соотечественниками и уходила в актовый зал. Только спустя много лет выяснилось, что в отряде были ребята из аристократических семей из правительства Альенде и деревенская молодежь. "Аристократы" держали дистанцию с "народом".

- Есть матери, которые бросают детей. И ребенок знает, что он не нужен матери, - сравнивает Хано. - Тогда чилийцы, всякие - и простые, и богатые - оказались рассеянными по всему миру. Все им сочувствовали.

А в конце восьмидесятых они стали возвращаться на родину. Некоторые - не одни. Например, Нелли Салас Варгас вышла замуж за Александра из Брянска, и они уехали в Чили. А вот обратная ситуация: Марина Рябова вышла замуж за соратника по стройотряду, открыла на родине мужа курсы математики и учит 90 чилийских школьников. Об этом Елена и Лариса узнали, когда в сентябре побывали в Чили.

Из России в Чили - и обратно

На сотрудничество с Чили активисты отряда возлагают большие надежды. На днях были отправлены дружественные письма жене Виктора Хары и Луису Корвалану. Известный криминалист Михаил Григорьевич Любарский обещал изучить результаты экспертизы останков певца. "Ради исторической справедливости".

А в марте 2010 года запланирован деловой визит в Чили губернаторской делегации. По словам Елены Тимофеевой, уже сейчас из Чили в консульство страны поступает немало взаимовыгодных предложений петербургским предприятиям.

- Когда мы посетили могилу Виктора Хары и встретились с его женой, решили поставить памятник в виде простреленной гитары, - рассказывает Елена. - Уже готов эскиз, и мы собираемся организовать фонд по сбору средств - не только на памятник, но и на поддержку культурного сотрудничества наших стран. Мы хотим, чтобы музыка Виктора Хары жила. А как красиво чилийцы танцуют! В планах - организация международных фестивалей культуры.

Связи, которые могут этому способствовать, есть. Егор Бонавенте, когда-то боец стройотряда, работает в министерстве Чили. А во время поездки с Ларисой и Еленой произошел курьез: на торжественном приеме к ним подошел бывший пиночетовский генерал и предложил купить у него гостиницу. Командир и комиссар социалистического студенческого отряда гордо отказались.

- У нас, у врачей, есть такая фраза, - Хано произносит что-то по-испански. - Что в переводе означает: светя другим, ты сгораешь сам. Есть вещи, которые важнее денег. И жалко, что из ребят, с которыми я учился, почти никто не работает врачом.

А потом Хано добавил: "Не пиши, будто мы необычные люди. Мы самые обычные, просто пережили в жизни трудные, но прекрасные моменты".
 
Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир