Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
В Подольске мужчину избили за замечание и бросили умирать на дороге
Наука
Ракета «Протон-М» со спутником «Электро-Л» стартовала с Байконура
Мир
Экс-премьер Израиля обвинил Запад в срыве российско-украинских переговоров
Армия
ВС РФ заняли более выгодные рубежи на донецком направлении
Стиль
Россиянка Елена Максимова выиграла конкурс «Миссис Вселенная – 2022»
Происшествия
Число погибших в результате удара ВСУ по жилому дому в Донецке выросло до трех
Политика
Пушков заявил об отсутствии у Европы военного суверенитета
Мир
В КНР назвали чрезмерной реакцию США в отношении китайского аэростата
Происшествия
Пожарный погиб при тушении жилого дома в Подмосковье
Мир
Арестович предупредил о неприятностях для ВСУ в Донбассе
Происшествия
Глава Северной Осетии и журналисты попали под обстрел в Запорожской области
Спорт
Игорь Гришин покинул пост главного тренера ХК «Спартак»

А нам не страшно?

В потусторонний мир можно верить или не верить. Но в прозу Леонида Андреева попробуй не поверь. Прочтешь - будет по ночам сниться
0
Леонид Андреев видел и чувствовал ирреальность быта (фото: andreev.org.ru)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В потусторонний мир можно верить или не верить. Но в прозу Леонида Андреева попробуй не поверь. Прочтешь - будет по ночам сниться.

Начитавшись проповедника самоубийства философа Гартмана и проповедника воли к смерти великого Шопенгауэра, Андреев в 16 лет  лег на шпалы - правда, вдоль рельс. К счастью, топка была высоко приподнята, и паровоз с поездом промчался над будущим писателем, не причинив ему вреда. Этот эпизод довольно типичен для детства многих юношей и подростков. Без всяких там Гартманов и Шопенгауэров они проделывают над собой такую инициацию. Но Андреев на этом не остановился. Был ведь еще и выстрел - ранняя попытка самоубийства от неразделенной любви. Может, этот неудавшийся выстрел пробудил в нем большого писателя. Кто в молодости влюблялся до самоубийства, тому уже есть что поведать миру. Андреева называют мистиком. Станешь мистиком, побывав на грани жизни и смерти.

Достоверность - главное свойство самых иррациональных видений Леонида Андреева. В его пронзительном апокрифе "Иуда Искариот" есть нечто большее, чем просто литература. Когда он пишет, что глаза Иоанна Богослова были так прозрачны, что, казалось, сквозь них были видны ограда и осел, привязанный с другой стороны ограды, становится понятно, что это - прозрение. Ничего нового в недавно обнаруженном апокрифе "Евангелие от Иуды" после рассказа Леонида Андреева я не обнаружил. Иуда предал Христа, потому что не сомневался, что предает Бога. Предавал любя и благоговея. Тут нечто большее, чем психология. У Андреева всегда некий переполняющий чашу выплеск. Он умеет словами передать такие вещи, о которых люди не говорят и не думают.

В отличие от своего сына Даниила, автора "Розы мира", Леонид Андреев никогда не приподымал занавес потустороннего. Просто он видел и чувствовал ирреальность быта. "Вытянув шею, бессознательно озираясь улыбкой странного счастья, стояли они, вор, проститутка и одинокий, погибший человек..." Что-то предвосхищающее ранний кинематограф Феллини. Словно "Ночи Кабирии" посмотрел. А ведь до этого еще полвека. Как все великие, Андреев опережал время.

А вот его пророчество в "Красном смехе": "Он в небе, он в солнце, и скоро он разольется по всей земле". Сбылось, к сожалению. Лучше бы не сбывалось. "Пойму ли я язык безмолвия твоего?" - вопрошает Анатэма. И получает ответ Вселенского разума: "Нет, никогда". Дело в том, что у Анатэмы нет сердца, стало быть, и не поймет. А про Леонида Андреева можно сказать словами Маяковского: "Сплошное сердце - гудит повсеместно".

Читая Андреева, получаешь в подарок еще одну жизнь. Как это ни странно, но именно это ощущаешь после казни семи повешенных. Он обладает каким-то высшим даром со-умирания со своими героями и со-воскресения со своими читателями.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир