Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Здоровые дядьки отнимают санаторий у больных детей

В "Известия" с просьбой о помощи обратились сотрудники отделения Чемальского противотуберкулезного санатория. Как выяснилось, в этом уникальном медучреждении пытаются до минимума урезать количество мест. А в перспективе могут совсем закрыть. Корреспондент "Известий" выехал в столицу Республики Алтай, где в понедельник прошел митинг в поддержку санатория
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В "Известия" с просьбой о помощи обратились сотрудники отделения Чемальского противотуберкулезного санатория. Как выяснилось, в этом уникальном медучреждении пытаются до минимума урезать количество мест. А в перспективе могут совсем закрыть. Корреспондент "Известий" выехал в столицу Республики Алтай, где в понедельник прошел митинг в поддержку санатория.

В мире есть места, где туберкулез, опаснейшая болезнь, вылечивается естественным путем - воздух лечит. В СССР это были Ялта в Крыму, Боровое в Казахстане и Чемал в Горном Алтае. После распада Советского Союза россиянам остался только воздух Чемала - здесь в райцентре расположен противотуберкулезный санаторий для взрослых, а в селе Эликманар - его детское отделение.

Но воздух детского отделения санатория, похоже, предполагается продать тем, кто за него заплатит побольше.

- Главный врач санатория Александр Шибаев недавно приехал в детский санаторий вместе с Антарадоновым, одним из руководителей Республики Алтай, и говорит: "Ты посмотри, какая территория! И Катунь рядом!" - рассказывает писательница и литературовед Мариэтта Чудакова. - Думаю, что здесь просто хотят сделать гостиницу для туристов. А детей побоку.

Детский противотуберкулезный санаторий в селе Эликманар - это бревенчатое здание в два этажа для детей от четырех до семи лет и одноэтажное - для детей от года до трех. Мариэтта Чудакова помогает санаторию с 1998 года -тогда его пытались закрыть в первый раз.

- Вот здесь было пусто, только крапива росла, - говорит Мариэтта Чудакова, показывая на огромную территорию, уставленную сейчас качелями, каруселями, турниками. - Все это три зэка из Майминской колонии строгого режима сделали, и сделали как для своих детей - ни одного заусенца нет, ни один гвоздь не торчит. Когда они закончили, я каждому руку пожала и спасибо сказала. Они так потрясенно на меня смотрели... Их, видимо, впервые в жизни кто-то благодарил...

В первый свой приезд сюда, в 1998 году, Мариэтта Омаровна взяла с собой съемочную группу. Отснятый сюжет показали по ТВ. Рассказы о больных детишках, которые нуждаются в помощи, тронул многие сердца.

- По церквам деньги собирали, - говорит Чудакова. - Борис Акунин дал нам две тысячи долларов, и на них мы купили огромные игрушки, каких здесь не видели. Пожертвовали деньги актеры Ольга Остроумова и Валентин Гафт. Кроватки мы купили на деньги немецкого благотворительного фонда. Один московский банк подарил санаторию прачечную... До этого прачечная была здесь - я такие только в Бутырке видела, просто сталактиты грязи висели. Так вот, от банка - прачечная, а сами банковские работники собрали 45 коробок вещей для детей. В 2003 году сюда приезжали из Новосибирского института туберкулеза, посмотрели все и говорят: "У нас к вам замечаний нет, это лучшее отделение в Сибирском округе". Я была горда этим больше, чем всеми своими научными работами...

Чудакова с товарищами собиралась санаторий развивать: уже залит фундамент под новый корпус, где предполагалось устроить изолятор, "заезжку" (помещение для приезжих), стоматологический кабинет - для него уже имеется рентгеновская трубка за три тысячи долларов и зубоврачебное кресло. И тут такой удар - сокращение!

Детский санаторий сводят на нет: если прежде здесь было 60 детей, то теперь - только 29. Да и тех предполагается в ближайшее время перевести в Чемал, в противотуберкулезный санаторий для взрослых.

- Держать детей со взрослыми нельзя: у детей свой режим, свое питание, в конце концов, они до двухлетнего возраста на горшок ходят, а кто там за ними будет смотреть?! - говорит Надежда Марусан, заведующая детским отделением противотуберкулезного санатория. - Руководство республики просто не замечает, в каких условиях живут люди. К нам из деревень привозят полуторагодовалых детей, которые еще не ходят. Когда санаторий начали сокращать, детей вернули в семьи, которые живут в деревнях на социальные пособия. Дети не видят молока, а уж про масло и мясо говорить нечего. В республиканском Министерстве здравоохранения говорят, что больных детей в Горном Алтае нет, но они есть, их просто не выявляют должным образом.

На митинге выступила Надежда Еленина, бабушка шестилетней пациентки Эликманарского санатория Оксаны.

- Когда я из газеты узнала, что санаторий сократят, я ревела, - говорит Надежда Еленина. - Я с таким трудом устроила туда ребенка... Она была худенькая, аппетита нет. А сейчас девочка поправилась на килограмм, стала веселая и даже волосы, мне кажется, гуще стали.

Хотя митинг был устроен в непосредственной близости от Министерства здравоохранения Республики Алтай, никто из его руководителей к народу не вышел. "Известия", однако, побеседовали с причастными к ситуации медицинскими руководителями.

- Сокращение коечной мощности ведется потому, что она чрезмерна для потребностей республики, - заявил для начала министр здравоохранения Республики Алтай Игорь Яимов. - У нас нет такого количества больных детей, а лечить здоровых - это такое же преступление, как не лечить больных.

Главврач Чемальского противотуберкулезного санатория Александр Шибаев полностью разделяет позицию начальства:

- В Республике Алтай обеспеченность детскими фтизиатрическими койками превышает общероссийские показатели в три раза. Такое расходование средств нерационально.

Но не потому ли детских "фтизиатрических коек" в три раза больше, чем в других российских регионах, что в Республике Алтай уровень заболеваемости туберкулезом в 4,5 раза выше среднего по стране? Эту цифру надо корректировать, а не "коечную мощность".

На митинге выступила Эльвира Мартынова, руководившая детским туберкулезным стационаром в Горно-Алтайске. Недавно стационар ликвидировали - оставили только восемь коек в инфекционном отделении.

- Детей с туберкулезом держат рядом с детьми, которые больны дизентерией, гепа-титом, - ужасается Эльвира Мартынова. - У нас в стационаре было 25-30 детей, теперь "лишних" отправили по домам - болеть и заражать других.

- В январе, на поисковую операцию Косопкина и других "архаровцев" были истрачены миллионы, - напомнил на митинге Андрей Мосин, ветеран войны в Афганистане. - А тут решили ужаться, сэкономить! У чиновников задницы в кресла не влезают, а детей в санаторий привозят из наших деревень с весом 8-9 килограммов в три года. Ягнят режут. А все молчат!

Один из лозунгов митинга гласил: "Торговцы гробами - дайте детям дышать". Для местных жителей он объяснений не требовал - семье Яимовых, по слухам, принадлежит не только сеть аптек, но и несколько магазинов ритуальных услуг.

- Аптеками и ритуальными магазинами занимается моя супруга, - разъяснил ситуацию "Известиям" Игорь Яимов. - С деятельностью министерства это никак не связано.

Так это или нет, однако митинг принял резолюции с требованиями отставки всего правительства Республики Алтай. По поводу же санатория решено требовать восстановления прежнего количества коек и внесения финансирования санатория в республиканский бюджет. Мариэтта Чудакова прилюдно заявила: "Я не отступлюсь".

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир