Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Девятиклассник подрался - и выпрыгнул в окно

Начало учебного года в московской школе N 266 закончилось трагедией. Ученик 9-го класса Александр Орликов 1 сентября, вернувшись вечером домой, выбросился из окна на глазах у матери. Предсмертной записки не оставил. Алтуфьево, где находится злополучная школа, сейчас напоминает разбуженный улей: на каждой кухне обсуждают недавнюю трагедию и проблемы "дружбы народов". На интернет-сайтах появилось открытое письмо родительницы одного из учеников старших классов о непростой межнациональной ситуации в школе
0
Балкон в доме на улице Яхромской, где случилась трагедия
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Начало учебного года в московской школе N 266 закончилось трагедией. Ученик 9-го класса Александр Орликов 1 сентября, вернувшись вечером домой, выбросился из окна на глазах у матери. Предсмертной записки не оставил. Алтуфьево, где находится злополучная школа, сейчас напоминает разбуженный улей: на каждой кухне обсуждают недавнюю трагедию и проблемы "дружбы народов". На интернет-сайтах появилось открытое письмо родительницы одного из учеников старших классов о непростой межнациональной ситуации в школе.

"Рассказывают, что его бил какой-то Азамат"

Первый день нового учебного года для Саши Орликова начался как обычно. Рано встал, надел новый костюм и отправился на праздничную первосентябрьскую линейку. Мама Галина Владимировна вспоминает, что из дома он вышел даже раньше, чем нужно, - торопился встретиться с друзьями. У мальчика было много приятелей. Сашу любили за неприхотливость в общении и юмор.

О том, что было потом, приходится судить со слов. Одноклассники, с которыми побеседовали "Известия", ссылаясь на рассказ Cашиных приятелей-свидетелей того, что случилось после школы, поведали следующее. После уроков Саша с приятелями гулял в парке, делился впечатлениями от каникул. Саша летом ездил на море, а еще записался в футбольную секцию: купил форму и бутсы. В пересказе наших собеседников, мимо беседки, где тусовались подростки, проходили кавказские парни. Стали задираться к школярам. Один из кавказцев бросил что-то обидное в адрес девушки из Сашиной компании. Тот заступился за нее. Словесная перепалка переросла в драку.

- Я сам не видел, как это все происходило, - говорит Илья, ученик 10-го класса. - Но у нас рассказывают, что его бил Азамат. Он раньше учился в нашей школе, а сейчас вроде бы в ПТУ. Занимается в боксерской секции. Некоторые рассказывают, что в драке против Саши участвовал еще один парень.

Домой Саша вернулся в начале девятого вечера. Мама, увидев огромный фингал под глазом и разбитые в кровь губы, испугалась. До этого Саша никогда в драках не участвовал. Кинулась с расспросами к сыну. Но тот отмахнулся, бросил только, что "достали уже эти хачи".

- Он был очень возбужденный, - плачет Галина Владимировна, которую мы навестили в воскресенье вечером. - Но потом быстро переоделся в халат и сел за компьютер. Ну, я подумала, что раз за компьютером - то ничего страшного. И пошла на кухню наливать чай. А потом меня как будто что-то ударило по голове. Кинулась в комнату, а он уже перелез через балкон и руками за перила цепляется. Я бросилась к нему, но не успела... Старшая дочь была на опознании - я не смогла. Она мне рассказала, что у него все тело в синяках было, на спине даже след от ботинка отпечатался. Боюсь, что результаты экспертизы могут подчистить. Мне сказали, что родственники мальчика, с кем он подрался, работают в милиции.

Хоронили подростка 3 сентября. В этот день вечером в школе N 266 было родительское собрание. Говорили о результатах ЕГЭ, о ремонте столовой, учебной лицензии. Обо всем, кроме самоубийства ученика.

- Мы думали, что собрание как раз будет посвящено этой трагедии и неблагополучной ситуации в школе, - рассказывает мама ученика 8-го класса, который дружил с Сашей, Ольга Абраменкова. - Драки между русскими детьми и выходцами с Кавказа там уже стали обычным делом. Их представляли как бытовые конфликты. Мол, все дети дерутся. В итоге бытовуха закончилась драмой. У нас в Алтуфьеве этот случай обсуждают на каждой кухне. Но директор школы лишь вскользь упомянула, что "мы должны быть толерантны", не должны выносить сор из избы, и призвала забрать детей, которые ездят в школу из других районов, потому что она не хочет за них отвечать. Саша как раз жил в Дмитровском районе Москвы.

"Урегулируйте проблему на семейном уровне"

Однако большинство родителей, ведущих кухонные диспуты, открыто возмущаться опасаются. Беспокоятся, что это может негативно отразиться на ученической карьере их чад. Как-никак - им еще сдавать выпускные экзамены. А Ольга Абраменкова чувствует свою вину за произошедшее. Два года назад ее сын также подрался с дагестанским подростком и получил перелом руки.

- Из-за чего произошла драка, я так и не знаю: сын молчит как партизан, - вспоминает Ольга. - Я тогда пошла к директору разбираться. Она мне сказала, что ничем помочь не может и за происходящее ответственности не несет - все случилось за воротами школы. Посоветовала урегулировать проблему на семейном уровне. Мы не стали подавать заявление в милицию, спустили дело на тормозах. А сейчас думаю, что, если бы тогда подняла шум, может быть, этой первосентябрьской трагедии и не случилось бы. Сейчас педагоги пытаются представить ее как обычный социальный конфликт. Мол, Саша был из небогатой семьи, а учился в престижной школе. Поверьте, у нас самое обыкновенное учебное заведение, где учатся дети из семей с разным достатком. И по поводу социального неравенства у ребят нет комплексов. У Саши по крайней мере точно не было.

Кстати, в 2008 году школа N 266 "прогремела" на всю Москву из-за завхоза-педофила. Администрация приняла на работу в техслужбу приезжего из Астрахани. Завхоз экономил на аренде квартиры и жил прямо в учебном здании, в подсобке. Поймала развратника мама девочки из начальной школы. Родительница раньше обычного пришла за дочкой и обнаружила ее и еще нескольких девочек в спортзале в компании завхоза, который "помогал" им одеваться.

"О Саше учителя вообще не вспоминают"

Руководство школы от комментариев отказывается. Корреспонденту "Известий" пояснили, что расследованием дела занимаются правоохранительные органы. Также идет проверка комиссии из департамента образования.

Школа N 266 в Алтуфьеве действительно самая обычная. Правда, носит статус "школы здоровья". От обычной отличается тем, что все дети обеспечиваются бесплатными горячими обедами, младшеклассникам делают профилактические массажи и дают кислородные коктейли. К тому же в школе работают два психолога - "для своевременной профилактики психологического и физиологического состояния учащихся".

Мы поинтересовались у ребят, часто ли они обращаются к специалистам за психологической помощью. И была ли проведена какая-то работа с детьми после трагедии 1 сентября.

- Ну, психолог какие-то тесты проводит, - говорит Оля из 8-го класса. - А о Саше учителя вообще не вспоминают. Взрослые делают вид, что ничего не случилось. У нас учится много азербайджанцев, дагестанцев. Они свои тусовки образуют. На переменах общаются на своем языке, даже в "Контактах" свою группу создали, где пишут по-своему. Задираются постоянно.

Префект Северного округа Олег Митволь взял дело под личный контроль и пообещал позаботиться о том, чтобы дело было расследовано досконально и виновные, если они есть, наказаны.

"Известия" будут следить за развитием событий.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир