Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Черная работа

Несмотря на долгие разговоры о нанотехнологиях и покорении космоса, самую грязную работу в наших с вами домах продолжают выполнять не чудесные роботы, а обычные, живые люди. Никому не надо объяснять, как выглядит сантехник. Грязная и рваная одежда, перепачканные ржавчиной и маслом руки, темные пятна на лице. Именно такой мастер с истертым чемоданчиком в руках каждый день обходит старинные дома на Петроградской стороне. Лишь оказавшись рядом, понимаешь, что руки и лицо умельца черны не от работы. Обладатель двух высших образований, гражданин России и Мали, сын министра внутренних дел Хамиду Багайоко с гордостью говорит о том, что является единственным в России сантехником-негром. В гостях у темнокожего мастера побывал корреспондент "Известий"
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Несмотря на долгие разговоры о нанотехнологиях и покорении космоса, самую грязную работу в наших с вами домах продолжают выполнять не чудесные роботы, а обычные, живые люди. Никому не надо объяснять, как выглядит сантехник. Грязная и рваная одежда, перепачканные ржавчиной и маслом руки, темные пятна на лице. Именно такой мастер с истертым чемоданчиком в руках каждый день обходит старинные дома на Петроградской стороне. Лишь оказавшись рядом, понимаешь, что руки и лицо умельца черны не от работы. Обладатель двух высших образований, гражданин России и Мали, сын министра внутренних дел Хамиду Багайоко с гордостью говорит о том, что является единственным в России сантехником-негром. В гостях у темнокожего мастера побывал корреспондент "Известий".

Негритянский квартал

Самые обычные дома на перекрестке Малой и Большой Посадских улиц. Дворы-колодцы, окна, из которых прекрасно виден золотой ангел на шпиле собора Петра и Павла, каких-то пять минут пешком до "Авроры". Уже семь с половиной лет это место называют "негритянским кварталом". Сразу два участка - 16 огромных домов, в каждом из которых живет больше сотни человек, обслуживает всего один сантехник Хамиду Багайоко, приехавший на берега Невы из Африки почти три десятилетия назад.

Для того чтобы вызвать сантехника или водопроводчика, петербуржцы приходят к зданию жилкомсервиса ранним утром. Тут же в маленькой каморке ровно в девять утра собираются местные "золотари". Одни нервно курят, другие жадно пьют холодную воду из "трясущихся" стаканов. Искренне рад новому посетителю оказался лишь Хамиду.

- А, это вы из газеты? - спрашивает мастер на чистейшем русском языке, протягивая крепкую руку. Пойдемте ко мне в офис, там и поговорим.

Офис "хозяина" двух участков в центре Петербурга располагается в подвале одного из соседних с жилкомсервисом домов. Для того чтобы попасть внутрь, нам приходится едва ли не на четвереньки опускаться. Мастерская оказывается неожиданно просторной. Рядом с обычным столиком с множест-вом железок и большими тисками висит боксерская груша.

- Сейчас время тренироваться появилось, - говорит Багайоко. - Заказов почти нет - я все старые трубы уже поменял. А вот ребятам тяжело приходится. Некоторым нужно сильно помогать.

Сантехников в жилкомсервисе Петроградского района не хватает хронически. Петербуржцы на "черную" работу не идут. У таджиков, подметающих эти же самые дворы, банально не хватает знаний, имеющиеся же русские мастера страшно пьют. Оттого-то на Хамиду в жилкомсервисе едва ли не молятся. Африканец оказался единственным сантехником, которому доверили сразу два участка. Багайоко радостно заявляет, что на кризис ему наплевать - у него зарплата только выросла.

Влюбился в страну

В России африканец из далекого государства Мали оказался в 1982 году. Думал, что приехал ненадолго, а оказалось, нашел вторую родину.

- Мне тогда 24 года было, - вспоминает Багайоко. - На родине я окончил Институт международных отношений и получил специальность дипломата. Работу мог найти любую. Вот только папа, тогда он был министром внутренних дел и одним из руководителей компартии нашей страны, решил иначе. Отец сказал, что я обязательно должен получить еще одно - русское высшее образование. Он же настоял на том, что учиться я должен в городе, который носит имя Ленина.

Сын милицейского министра успешно стал студентом Политеха и пять лет осваивал специальность инженера-гидростроителя. А когда получил диплом, решил… не возвращаться на родину.

- Я влюбился в вашу страну, - признается Хамиду. - На самом деле! Словно на другой планете оказался. Нашел свою половинку - женился на однокурснице. Время тогда интереснейшее было. Здесь только зарождался легальный бизнес. Все зависело лишь от тебя...

Забросив оба диплома куда подальше, Багайоко занялся коммерцией. Создал собственную фирму и стал торговать компьютерами и оргтехникой. Деньги текли рекой, жена Хамиду Женя и сын Никита ни в чем не нуждались. Самым дорогим приобретением оказалась квартира в центре города. Процветание, однако, было недолгим. Бизнес прогорел, и кроме жилья, у молодой семьи не осталось ничего вообще.

История для новой России, прямо скажем, не новая, однако показательная. Не надо быть гением, чтобы понять, как вышел бы из этой ситуации типичный русский нувориш. Водка, наркотики, пуля в висок… Гость же из Мали поступил иначе. Африканец не пошел трудоустраиваться по "красному" диплому гидростроителя и не стал клянчить деньги в родном консульстве. Собственное место он нашел… на стройке.

- Больше десяти лет я укладывал кирпичи практически во всех районах Петербурга, - вспоминает Хамиду. - До сих пор с гордостью показываю те высотки сыну и друзьям. Только ездить на работу в спальные районы было очень неудобно. Вот и искал место поближе. Случайно узнал, что в жилконторе, расположенной в соседнем доме, требуется сантехник. Зашел туда, и меня охотно взяли.

Россиянам чужд нацизм

По словам Хамиду, новый коллектив принял его отлично. Справляться удавалось со всем, хотя были и сложности.

- Поначалу мне выпить почти каждый день предлагали, - вспоминает Багайоко. А то и по нескольку раз. И очень обижались, когда я отказывался. Не только слесари, но и жильцы. Многие пытались расплатиться горячительными напитками, а я не могу понять, как можно пить на рабочем месте. Все это, впрочем, исчезло само собой. Во всех домах меня давно знают - хожу-то я по одним и тем же адресам. Люди на улице здороваются, в мастерскую, а бывает, и домой за помощью заходят. Не поверите, меня за все это время никто ни разу не оскорбил. Было как-то, шоколадным зайцем называли, но в этом ничего обидного нет.

- На родине, с двумя дипломами и такими связями вы могли бы добиться всего...

- Здесь теперь моя родина! Никуда я отсюда не поеду! У меня есть жена и сын, который школу заканчивает. Здесь живут мои друзья, здесь меня знают и любят. А что будет там? Пять лет назад моя сестра эмигрировала из Мали во Францию. Дома она уже чужая, а в Европе так и не стала своей. У нее нет будущего, а у меня есть.

- Но мигрантов нигде не любят?

- А я такой же россиянин, как и вы. У меня тоже паспорт с двуглавым орлом есть. Уже несколько лет идут разговоры о Движении против нелегальной миграции. Как гражданин России я согласен с его лидерами. Я тоже против нелегальной миграции, я за миграцию легальную. Нелегальный мигрант - самый незащищенный член общества. Его могут жестоко эксплуатировать, продать или купить, а то и вовсе убить. Тема насилия в отношении приезжих сейчас тоже актуальна. Лично я считаю, что национализм в фашистской форме россиянам чужд. Я работаю с самыми простыми людьми - теми, у кого засорился унитаз или течет труба. Лютой ненависти к приезжим никто из них не испытывает. Все это занесено извне и как будто кем-то насаждается. Кем именно - россияне должны разобраться сами.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир