Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

В Москве - дорогие девушки, в Париже - свирепые "флики"

В литературном мире Франции - сенсация. Вышел в свет автобиографический "Французский роман" Бегбедера, где знаменитый писатель повествует о своих проблемах с законом
0
Фредерик Бегбедер поведал миру о своих проблемах с законом (фото: Дмитрий Коробейников)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В литературном мире Франции - сенсация. Вышел в свет автобиографический "Французский роман" Бегбедера, где знаменитый писатель повествует о своих проблемах с законом.

Канвой и кульминацией повествования является арест Бегбедера. 28 января 2008 года "флики" - полицейские - застукали подвыпившего литератора и его приятеля по кличке Поэт в центре Парижа. Друзья занюхивали белые кокаиновые дорожки, "выстраивая" их на капоте черного "Крайслера" с помощью золотых банковских карточек.

"Если вы меня немедленно не освободите, я напишу книгу", - припугнул стражей порядка литератор, не потерявший на первых порах привычного апломба. Когда угрозы не возымели эффекта, галантный Фредерик поблагодарил "фликов" за включение его в круг писателей, попадавших на нары, перечислив Сервантеса, Казанову, Вольтера, Верлена, Достоевского и даже Лимонова.

В полицейском участке у него отобрали вещи, обыскали и раздели догола. Тщательно осмотрели спереди и сзади. Не обнаружив никаких улик или вещдоков, отправили в камеру, где на полу храпел алкаш. Пахло испражнениями. Стоял собачий холод.

Из полицейского участка сочинителя перевели в так называемое Депо, расположенное в подвалах Парижской префектуры на острове Сите. За толстыми стенами Депо упрятаны четыре десятка казематов, куда свозят разного рода правонарушителей. У Бегбедера до сих пор в ушах - звон цепей и наручников, бряцанье ключей, крики и стоны заключенных. И это при том, что его узнали и обращались с ним как с VIP-персоной, отправив в одиночную камеру. "Это позор для моей страны, настоящий ад, - негодует обычно ироничный Бегбедер. - Тебе снова заглядывают в зад, а затем бросают в ледяную камеру без окон, где деревянная доска служит местом для спанья, а параша стоит прямо на полу. Я завыл и выл до тех пор, пока полицейский не привел дежурного врача, который выдал мне транквилизатор".

"Мы тут ни при чем, - оправдывался полицейский, - у нас не хватает средств". Однако Франция нашла в 2008 году миллиарды евро, чтобы поддержать на плаву тонущие банки, возмущается бывший узник: "Она терпит, что в самом центре Парижа гниют люди (выделено автором. - "Известия"). Как я мог прожить 42 года и не озаботиться злодеяниями, которые имеют место в моем городе? Какое право мы имеем давать уроки Китаю, Ирану или Ливии, тогда как Франция не соблюдает права в собственном доме? Каждый день люди, которые до судебного вердикта считаются невиновными, проходят через эту ледяную вонючую клоаку в стране прав человека. Эта каторга расположена рядом с площадью Дофин, где жили Симона Синьоре и Ив Монтан, которые в течение всей жизни боролись против такого обращения с людьми".

К счастью для автора, "Французский роман" имеет-таки  счастливый конец. Тюремная сага Фредерика продолжалась всего 36 часов. Известный парижский адвокат Каролин Тоби помогла незадачливому кокаинисту выбраться из темницы. Прежде чем Бегбедер предстал перед судьей, она предупредила: малейшая ирония, косой взгляд или даже легкое покашливание могут привести к тому, что литератора отправят в исправительный суд. И тогда его могут на целый год упрятать за решетку - с точки зрения правосудия, следовало бы проучить нахального писаку, балующегося наркотиками.

Блестящий, находчивый, неотразимый Фредерик в одночасье был раздавлен: "От холода и страха перед судьей я дрожал как лист. Я потерял все свое красноречие. Я бормотал, что очень сожалею о случившемся. В результате меня приговорили к принудительному курсу лечения  Я испустил вздох облегчения и безвольно склонил голову...".

До этого драматического момента Фредерик был баловнем судьбы. Да и писательская жизнь сложилась крайне удачно. Оглушительный успех сопутствовал романам "Любовь живет три года", "99 франков", "Романтический эгоист", да и последнему - "Идеаль", действие которого происходит в России и основано на личных впечатлениях автора.

Частые наезды эпатажного сочинителя в нашу страну сопровождались загулами и романами с юными девами. "Переспав с русской девушкой, вы не сможете спать ни с какой другой", - откровенничал Фредерик. А в беседе с корреспондентом "Известий" писатель заметил, что в России красота - это национальный вид спорта и что он мечтал бы перебраться в Москву - только квартиры там дорогие, а девушки еще дороже...

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир