Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Путин в Польше: "Не надо вытаскивать изюминки из заплесневелой булки"

Премьер-министр Владимир Путин весь вторник провел в Гданьске, где прошли мемориальные мероприятия, посвященные 70-летию начала Второй мировой войны. Почтив память павших в гарнизоне Вестерплатте, глава правительства выступил с речью, а также провел семь двусторонних встреч. Ключевыми стали переговоры с польским коллегой Дональдом Туском, который, как и ожидалось, припомнил России пакт Молотова - Риббентропа и Катынь
0
Премьер-министры России и Польши решили оставить историкам споры о войне, а самим - заняться экономикой. Решение далось им нелегко (фото: Сергей Мамонтов/"Известия")
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Премьер-министр Владимир Путин весь вторник провел в Гданьске, где прошли мемориальные мероприятия, посвященные 70-летию начала Второй мировой войны. Почтив память павших в гарнизоне Вестерплатте, глава правительства выступил с речью, а также провел семь двусторонних встреч. Ключевыми стали переговоры с польским коллегой Дональдом Туском, который, как и ожидалось, припомнил России пакт Молотова - Риббентропа и Катынь. Эти переговоры с поляками, да и в целом атмосфера мероприятий в Гданьске подтвердили, что, как и в 1939 году, у России союзников в Европе немного.  

К рабочему визиту Путина в Гданьск интереса у поляков было не меньше, чем, пожалуй, к основному поводу этого визита. Местными СМИ сам факт приезда российского премьера преподносился как колоссальный успех Туска - мол, "заставившего Москву официально признать, что Вторая мировая война началась именно 1 сентября 1939 года". Мы, правда, с этим особо вроде и не спорим.

Согласно проведенным накануне визита опросам, подавляющее большинство поляков почему-то полагало, что, раз уж Путин окажется  в Гданьске, ему надлежит  непременно извиниться и покаяться. За пакт Молотова-Риббентропа, за наше наступление 17 сентября 1939 года, за Катынь...

Общение Путина и Туска, заранее пообещавшего своему народу напомнить премьеру России "кто во время войны был палачом, а кто - жертвой", началось по-доброму. Премьеры беседовали по-русски, наслаждаясь морем. Душевно началась и официальная двусторонняя встреча: главы правительств сожалели о трагедии Второй мировой войны и заявляли о необходимости внимательно относиться к вопросам истории, которые "не должны мешать двигаться вперед".

- История сложна и многообразна, она не может быть покрашена только одной краской, - миролюбиво предположил Путин.

Но корреспонденту "Известий" показалось, что у поляков, в соответствии с их флагом, она имеет только два цвета - белый и красный. Это красочно проявилось на последовавшей за встречей пресс-конференции.

Началась она с того, что Туск сообщил о договоренности с Путиным учитывать рекомендации совместной Группы по трудным вопросам истории, одна из которых предполагает создание двустороннего института по "катынскому вопросу". Туск даже не особо критиковал проект Североевропейского газопровода. Путин также благожелательно оценил действия правительства Туска по поводу успешного противодействия кризису... Короче, так бы ровно все и завершилось, если бы Туск вдруг не сказал, что "присутствие Путина и Меркель в Гданьске" свидетельствует "об эволюции мнений" и идет на пользу Европе.

К тому же польские журналисты явно не желали устремляться в будущее: их больше волновали истинные и мнимые обиды прошлого. Отвечая на вопрос польской журналистки о его отношении к пакту Молотова-Риббентропа, премьер Путин напомнил, что документ этот был последним, заключенным с Германией. Пакту предшествовали польско-германское соглашение от 1934 года, двусторонние договоренности о ненападении между Германией и ведущими странами Европы и, конечно же, "мюнхенский сговор".

- После подписания этого Мюнхенского договора тогдашнее польское правительство предъявило ультиматум Чехословакии и ввело свои войска в один день вместе с вермахтом на территорию Чехословакии, оккупировав две ее области! - напомнил историческую правду, тем самым надавив полякам на "больное место", Путин. - Я сейчас не даю никаких оценок, не для этого сюда приехал. Ошибок было сделано много со всех сторон. И все эти действия, так или иначе, создавали условия для начала крупномасштабной агрессии нацистской Германии. Если кто-то ставит перед собой цель выискивать из этой старой и уже заплесневелой булки какие-то изюминки для себя, а всю плесень оставлять одной из участниц процесса, то ничего хорошего из этого не получится... Это не создаст условий для  взаимопонимания и доверия!

Однако любители изюма не сдавались и спросили у Путина, когда Россия передаст Польше оставшиеся документы по вопросу Катыни.

- Есть мировая практика в этом вопросе: архивы должны изучаться на двусторонней основе, - парировал премьер. - Если наши специалисты будут иметь доступ в польские архивы, то польские специалисты будут иметь доступ в российские. Нужно действовать скоординированно и деполитизированно. Если мы будем действовать иначе, то поступим как врач, который специально заражает людей болезнью, а потом наживается на лечении. Зачем нам вбрасывать в общественное сознание ложные факты и потом на этом спекулировать во внутренней политике? Это самое плохое, что можно только сделать!

Туск заявил, что принимает предложение о двусторонней работе с архивами. И не забыл добавить, что все же, по его мнению, во время войны "два страшнейших тоталитаризма договорились, а потом стали вершить судьбы войны". Он под конец все-таки вспомнил о 600 тысячах советских солдат, положивших свои жизни за освобождение Польши от фашистов, но подчеркнул: свободу русский солдат в Польшу все же не принес.

Премьеры уже собрались уходить, как вдруг к Путину с криками стала прорываться грузинская тележурналистка из "Рустави-2". Премьер решил ее выслушать и сам подошел.

- Оккупация - это самая больная тема для Грузии! - путано заговорила грузинка. - Российские войска остаются на территории Грузии!

- То, что вы называете оккупацией, население Южной Осетии и Абхазии считает освобождением, независимостью и так далее, - парировал премьер. - Безответственные действия руководства Грузии привели к этой трагедии!

При этом Путин хладнокровно оговорился: он вовсе не хочет обижать Грузию. В зале раздался еще один крик: кто-то дотошно пытался выяснить, "когда Россия прекратит поддерживать Лукашенко - последнего диктатора Европы".

- Вопрос некорректен! - отрезал Путин. - Господин Лукашенко избран белорусским народом.

Затем Путин перешел в соседнее здание гостиницы "Гранд-отель", где у него была запланирована встреча с Юлией Тимошенко. Ключевой темой переговоров стал, как обычно, газ. А главным итогом встречи - согласие российского премьера на то, чтобы Украина закупала у нас ровно столько газа, сколько ей нужно, - даже если это меньше обговоренных ранее объемов. Тимошенко мечтала об этом - и вот свершилось. 

Переговорив с украинской коллегой минут сорок, Путин наконец отправился в гарнизон Вестерплатте. В гарнизоне, который 1 сентября 1939 г. первым принял на себя удар фашистов, во вторник на траурной церемонии держал удар Владимир Путин. Первым на трибуне появился польский президент Лех Качиньский. Для приличия покаявшись за раздел Чехословакии, он, как многие и ожидали, посвятил почти всю свою речь нашей стране. Перечислив который раз весь набор "советских преступлений", он особо остановился на "катынском вопросе".

- Почему десятки тысяч польских офицеров были уничтожены? - обратился к собравшимся Качиньский. - Это что, была месть за 20-й год? (Имеется в виду гибель десятков тысяч русских военнопленных в польском плену. - "Известия")... Можно винить коммунистов, но, скорее, речь идет о шовинизме! В то время система имела шовинистические черты...

Надо думать, главным русским шовинистом, по Качиньскому, следует считать товарища Берию, инициировавшего расстрел в Катыни. Далее Качиньский обратился к новейшей истории.

- Нельзя посягать на чужую территорию,  это весьма типично в отношении стран, которые проводят имперскую политику. Мы были свидетелями того, что было в прошлом году, - Качиньский, естественно, намекал на конфликт России и Грузии. - Имперские настроения нельзя терпеть!

Однако, заметил Качиньский, есть на свете сила, способная противостоять злу империализма, - это НАТО. Вслед за ним у трибуны оказался председатель Европарламента Ежи Бузек. Он заявил, что "Вторая мировая война закончилась в мае 1945 года, но лишь на половине континента", и тем самым продемонстрировал прежде всего элементарное незнание истории. Далее он принялся вспоминать про Прагу 1968 года и про "спасительное создание" "Солидарности".

После более-менее выдержанного выступления канцлера Германии Ангелы Меркель слово взял Путин. Его речь оказалась неожиданно короткой. Премьер напомнил, что "только за освобождение Гданьска отдали свои жизни свыше 53 тысяч граждан СССР, за освобождение Польши - 600 тысяч, а из 55 млн погибших в войне советским гражданином был каждый второй".

- Вдумайтесь в эти цифры! - произнес Путин. - Следует отказаться от политических штампов, от искажения истории, от замалчивания фактов. Все предпринимавшиеся с 34-го по 39-й год попытки умиротворить нацистов с моральной точки зрения были неприемлемыми, а с практической точки зрения - бессмысленными и опасными. Нужно признать эти ошибки, и наша страна это сделала: Дума осудила подписание пакта Молотова-Риббентропа.

Завершил Путин свою речь обращением к ветеранам - просто по-человечески поблагодарил их за подвиг. Это, собственно, и было главным смыслом участия в мероприятии. Больше тут делать было нечего.

Збигнев Бжезинский похвалил статью Путина

Петр Иноземцев

Известный американский политолог, бывший советник президента по национальной безопасности Збигнев Бжезинский считает статью премьер-министра России Владимира Путина, которую опубликовала "Газета Выборча", важным шагом вперед в российско-польских отношениях. "Тональность статьи очень хороша - даже несмотря на то, что по некоторым специфическим вопросам польские и российские взгляды могут по-прежнему расходиться", - сказал Бжезинский в интервью "ИНТЕРФАКСу".

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...