Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Дружба типа братства

В безмятежные годы брежневского застоя 70-80-х в иностранном отделе "Известий" высоко ценился юмор, в том числе политический. Международники любили розыгрыши, писали друг на друга пародии, которые иногда попадали в нашу многотиражку - "Известинец". Публикуемые сегодня работы видят свет впервые. Имена корреспондентов, которые стали объектом зубоскальства, автор пародий, к сожалению, запамятовал
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В безмятежные годы брежневского застоя 70-80-х в иностранном отделе "Известий" высоко ценился юмор, в том числе политический. Международники любили розыгрыши, писали друг на друга пародии, которые иногда попадали в нашу многотиражку - "Известинец". Публикуемые сегодня работы видят свет впервые. Имена корреспондентов, которые стали объектом зубоскальства, автор пародий, к сожалению, запамятовал.

София. Эту легенду я услыхал там, где трудяга Дунай в экстазе сливается с красавицей Марицей (просьба уточнить, где они сливаются), рассказал ее передовой тракторист Пенчо Пенчев, отец семерых детей.

Два слова о бригадире Пенчеве. Его портрет так долго не снимают с Доски почета, что он пожелтел. Недавно о ярком подвиге знатного тракториста написали газеты. Это случилось в новогоднюю ночь. Бригада праздновала пере-выполнение плана. После 10-го тоста по знаку бригадира механизаторы поднялись из-за стола и направились к своим боевым машинам. К утру наши герои перепахали кооперативную ниву от края до края (действительный случай. - В.Л.). Вернемся, однако, в легенду.

В те далекие времена, когда этот край был еще аграрным аппендиксом Европы, появился в нем мастер-самородок Вылко Вылчев. Чего только не смастерил он на легендарной земле лучезарного Орфея и златокудрой Эвридики, но главное, собрал первый в Европе электромотор. С балканских вершин, из коньячной Плиски и плодово-ягодной Добруджи в долину стекался стар и млад. День и ночь звенели цимбалы. Искрометная хора сменялась горловым пением. Шутка ли, электрический первенец у старушки Европы! Ныне на этом месте вырос электромоторный завод, получивший имя Самородка. Он сооружен на прочном фундаменте братской болгаро-советской дружбы.

...Золотой закат осветил древние платаны, которые, возможно, помнят нашего Льва Толстого, стоявшего здесь более века назад в чине подпоручика. Отсюда он, подобно мне, любовался ландшафтом. "Гений похож на всех, но никто не похож на гения", - сказал будущий писатель. Много воды утекло с тех пор в очаровательной Марице. В долину пришла новая жизнь.

Здесь, на земле Фракии, где родился непокорный Спартак, именем которого названы футбольные команды наших стран, часто повторяют слово "интеграция". Оно вошло в обиход каждого селения, каждого дома гостеприимного народа. Наша дружба, чудодейственная, бескорыстная, чистосердечная, немеркнущая, священная, искренняя, испытанная временем (лишнее вычеркнуть)...

Для редакции: Коля, извини, не дописал, опаздываю на банкет. Попроси Володю настругать концовку.

Их нравы

Чья бы мычала, господа!

Вена. Определенные круги на Западе продолжают муссировать тему пресловутых прав человека. Кое-кто занимается этим на родине Штрауса и Моцарта. Между тем в Вене произошло показательное событие, заставившее многих задуматься. На улицах города появились неизвестно откуда сбежавшие осел и три барана (действительный случай. - В.Л.). Опьяненные свободой животные пробивались сквозь праздную толпу богатых бездельников и безработных. Вена ослепляла контрастами.

По тревоге была поднята столичная полиция. За безобидными копытными началась погоня. Скрипели тормоза и краги австрийских держиморд современного образца. Четверо неразлучных друзей уверено уходили от живодеров, однако на набережной Франца-Иосифа осел и барашки на свое горе остановились - залюбовались недавно построенными воротами. Тут их и сцапали. Ради последнего глотка воздуха свободы они отчаянно отбивались, гневно блеяли и лягали озверевших слуг капитала. Увы, силы были неравны, и, простите за каламбур, наших баранов скрутили в бараний рог.

Трагична судьба домашних животных на Западе. Мы не знаем, какая участь постигла великолепную четверку, впрочем, догадываемся. В неоновых джунглях капитала другого и не следует ожидать...

Иные меня спросят, при чем тут права человека, если речь о баранах. Отвечу. В мире наживы и бесправия грубому насилию подвергают всех, кто тянется к свободе и не желает прозябать в безголосом капиталистическом стаде. Вспомним хотя бы расправу над чернокожей коммунисткой Анджелой Дэвис и шестеркой патриотов из Страны Басков. Примеров через край. А нас еще кое-кто цинично упрекает в отсутствии прав! Чья бы мычала, господа!

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир