Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Россия наложила вето на резолюцию в СБ ООН с осуждением референдумов
Общество
Единовременные выплаты получат пенсионеры ко Дню пожилого человека 1 октября
Спорт
Глава ОКР назвал призыв главы МОК к спортсменами из РФ нарушением Олимпийской хартии
Общество
Завершился льготный период оформления пособия на детей от 8 до 17 лет
Мир
КНДР запустила баллистическую ракету в сторону Японского моря
Мир
Байден подписал закон о помощи Украине на $12,4 млрд
Мир
Небензя назвал резолюцию США по референдумам низкопробной провокацией
Общество
В Мелитополе сообщили о предотвращении диверсии в день воссоединения с РФ
Мир
Посол РФ заявил об обсуждении НАТО возможности применения ядерного оружия
Мир
Байден заявил о планах агитировать мировое сообщество не признавать референдумы
Мир
Число погибших в результате шторма во Флориде возросло до 42

Разговор на фоне долгостроя

Лукашенко срывается от того, что понимает: Союзное государство России и Белоруссии, инициатором и главным строителем которого он выступал, явно не складывается. У Союзного государства начинают проявляться все признаки классического долгостроя, знакомые всем, кто ездил по дорогам России, да и Белоруссии. Стоит в чистом поле огромная коробка без крыши и с не застекленными проемами окон, огороженная покосившимся забором, на котором висит полусмытая дождями вывеска со сроком торжественного пуска объекта в 2000 году
0
Фото: REUTERS
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Эти заметки я начал писать под влиянием эмоциональной реакции на интервью, которое президент Белоруссии Александр Лукашенко дал заместителю генерального директора ИТАР-ТАСС Михаилу Гусману (см. "Известия" от 27.08.09). Но потом понял: важнее, отбросив эмоции, понять, почему нервничает Лукашенко. И говорит в последнее время такие вещи, которые, на мой взгляд, произносить не стоило - в его же собственных интересах.

Мне кажется, что он срывается от того, что понимает: Союзное государство России и Белоруссии, инициатором и главным строителем которого он выступал, явно не складывается. У Союзного государства начинают проявляться все признаки классического долгостроя, знакомые всем, кто ездил по дорогам России, да и Белоруссии. Стоит в чистом поле огромная коробка без крыши и с не застекленными проемами окон, огороженная покосившимся забором, на котором висит полусмытая дождями вывеска со сроком торжественного пуска объекта в 2000 году.

С другой стороны, тем, кто спрашивает, когда же будет достроен этот важный стратегический объект, начинают эмоционально объяснять, что Белоруссия - наш единственный стратегический союзник, главный оплот на западных рубежах. И тот, кто задает столь нетактичные вопросы, подрывает фундамент Союзного государства, которое стоит хоть и без окон и дверей, но все же на нужном месте.

Вспомним, как все начиналось. В 1999 году был торжественно подписан и тогда же ратифицирован Союзный договор. Надо заметить, что в нем было предусмотрено формирование наднациональных законодательных, судебных и контрольных органов, таких как выборный союзный парламент, высший экономический суд, счетная палата. То есть тех инстанций, которые могли бы принимать законодательство Союзного государства и следить за его выполнением. На 2000 год в российском бюджете были даже предусмотрены средства на проведение выборов союзного парламента.

Но реального строительства не получилось. Выборы парламента сначала перенесли, а затем и совсем забыли под предлогом разработки некоего конституционного акта, который все разрабатывается и разрабатывается чиновниками, причем в огромной тайне от общественности.

Если стройка не идет, начинают искать виновных. В России обычно винят Лукашенко, подозревая, что он хотел захватить власть в этом союзном образовании, а когда президентом стал энергичный и успешный Путин, утратил интерес к строительству. Апофеозом персонификации проблемы стало заявление одного из российских политологов: "Союз с Белоруссией возможен, но не с Лукашенко". В ответ белорусский президент во всем винит российских олигархов - которые якобы хотят в рамках Союзного государства задешево приватизировать всю Белоруссию, а также российскую прессу и телевидение - которые непрерывно гадят. И обе критикующие стороны исходят из того, что при отсутствии или Лукашенко, или олигархов вместе со СМИ, такой союз можно было бы быстро и успешно сконструировать.

Мне кажется, на самом деле проблема не столько в этих субъективных факторах, сколько в огромных объективных сложностях, которые не дают возможности для успешного формирования Союзного государства.

Первая и главная проблема: численность населения, ВВП, размеры территории двух стран настолько различаются, что невероятно трудно придумать справедливый механизм принятия решений в союзе. Принцип "одна страна - один голос", на котором настаивает Белоруссия, абсолютно неприемлем для России, имеющей в составе автономии покрупнее Белоруссии. Любой вариант введения принципа пропорциональности к численности населения, ВВП, территории при формировании наднациональных органов неприемлем для Белоруссии. Ведь тогда ее голос при принятии решений будет исключительно совещательным.

Еще одна проблема связана с тем, что и Россия, и Белоруссия являются президентскими республиками с ярко выраженной вертикалью власти. Невозможно представить эффективно работающую союзную структуру без фигуры союзного президента с реальными полномочиями. Но при любой разумной системе выборов президент будет только из России. Идея же попеременного руководства союзом президентами двух государств совершенно нереалистична. Те, кто приводит в пример Европейский союз, забывают, что в него входят парламентские республики. И, тем не менее, ЕС испытывает огромные сложности при формировании единой внешней политики.

Про олигархов. Дело, конечно, не в них. И в рамках России мы знаем немаленькие регионы, в которых пришлым олигархам разгуляться не дают. Дело в другой, более серьезной проблеме. За 18 постсоветских лет в наших странах сформировались сильно различающиеся модели экономики. Можно долго и успешно критиковать то, что получилось в России, и не менее успешно бичевать недостатки белорусской экономики, но формирование единой экономической законодательной базы, введение единой валюты, без чего Союзное государство будет иметь только внешние атрибуты, представляется пока задачей очень сложной.

И все же эти очень непростые проблемы можно было бы решить. При одном условии: если бы политические элиты и России, и Белоруссии были готовы поступиться частью своих суверенных полномочий, делегировать их в союзный центр ради общего блага. Только представьте, какое насилие над собой совершала гордая политическая элита Франции, делегируя свои тысячелетние полномочия в провинциальный Брюссель. Но ведь эти суверенитеты отдельных больших и малых стран, слившись, превратили Брюссель в столицу мировой супердержавы - Европейского союза.

Пора признать реальность: принятое в 1996 году в угоду политической конъюнктуре решение о формировании Союзного государства оказалось преждевременным. В этом нет ничего катастрофического. Самые тесные союзные отношения совсем не требуют обязательного создания общих государственных структур. Живут же в теснейшем союзе сто лет США и Канада (кстати, соотношение населения и ВВП там примерно такое, как у нас) без всякого союзного государства. Другое дело, что тогда настоятельно необходимо заключить серию обязывающих договоров в экономической, внешнеполитической и военной сферах. Иначе те торговые войны и военно-политические недоразумения, о которых так красочно рассказывает Лукашенко, будут только множиться.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир